Телесная психотехника > Статьи и публикации > Хрестоматия по телесной психотерапии №1 > Системы телесно-ориентиробаиной психотерапии и психотехники

 
 

Системы телесно-ориентиробаиной психотерапии и психотехники

Фейдимен Д., Фрейгер Р.

ВИЛЬГЕЛЬМ РАЙХ И ПСИХОЛОГИЯ ТЕЛА

В этой главе мы поговорим о Вильгельме Райхе, основателе того, что можно было бы назвать ориентированной на тело психотерапией. Вильгельм Райх был членом психоаналитического внутреннего кружка в Вене и вел учебный семинар для начинающих аналитиков. В своей терапевтической работе он постепенно начал подчеркивать важность обращения внимания на физиче-ские аспекты характера индивидуума, в особенности на паттерны хронических мускульных зажимов, которые он называл телесным панцирем. Он также говорил о роли общества в сознании запретов, касающихся инстинктивной - в особенности сексуальной - жизни индивидуума. По словам одного исследо-вателя, Райх «наверное более последовательно, чем кто-либо другой, прора-ботал критические и революционные импликации психоаналитической тео-рии».
Вторая часть этой главы состоит из краткого обзора важнейших других ориентированных на тело подходов к терапии и личностному росту. Здесь можно наметить три основные области:
1) Работа над структурой тела: биоэнергетика, структурная интеграция, техника Александера, метод Фельденкрайза;
2) Системы, направленные на улучшение функционирования тела: чувст-венное сознание и релаксация чувств;
3) Восточныеучения, ориентированные на тело: хатха-йога, тайчи, айкидо.
Печатается по изданию: Fadiman J., Frager R. Personality and Personal Growth. New York, London, 1976. Перев. М.П. Папуша
 

ОСНОВНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

ХАРАКТЕР
По Райху характер состоит из привычных положений и отношений паци-ента, постоянного паттерна его реак-ций на различные ситуации. Он вклю-чает сознательное отношение и ценно-сти, стиль поведения (застенчивость, агрессивность и т.п.), физические по-зы, привычки держаться и двигаться и пр.
Понятие характера впервые появи-лось у Фрейда в 1908 г. ("Храктер и анальный эротизм"). Райх разработал это понятие и был первым аналитиком, интерпретировавшим природу и функции характера в работе с пациентами, вместо анализирования симптомов.
 
ХАРАКТЕРНЫЙ ПАНЦИРЬ
Райх полагал, что характер создает защиты против беспокойства, которое вызвано в ребенке интенсивными сексуальными чувствами в сопровождении страха наказания. Первая защита против этого страха - подавление, которое временно обуздывает сексуальные импульсы. По мере того, как эго-защиты становятся постоянными и автоматически действующими, они развиваются в характерные черты или в характерный панцирь. Райховское представление о характерном панцире включает все подавляющие защитные силы, организо-ванные, в более или менее связный паттерн эго. «Установление характерной черты... указывает на разрешение проблемы регрессии: это либо делает про-цесс подавления ненужным, либо пре-вращает однажды установленное по-давление в относительно ригидную, принятую в эго, формацию».
 
Характерные черты не являются невротическими симптомами. Развитие по Райху состоит в том, что невротические симптомы (такие, как иррациональ-ные страхи или фобии) переживаются как чуждые индивидууму, как чуждые элементы в его душе, в то время как невротические характерные черты (вроде преувеличенной любви к порядку или тревожной стеснительности) пережи-ваются как составные части личности. Можно жаловаться на застенчивость, но эта застенчивость не кажется бессмысленной или паталогической, как невротические симптомы. Характерные защиты частично эффективны и так трудно поддаются удалению, потому что они хорошо рационализированы индивидуумом и переживаются, как часть его представления о себе.
Райх постоянно старался дать пациентам сознавать их характерные черты. Он часто имитировал их характерные черты или позы или просил самих пациентов повторять или преувеличивать штамп поведения - например, нер-вную улыбку. Когда пациенты перестают принимать свой характерный способ поведения как само собой разумеющийся, их мотивация к изменению возра-стает.
 
ОСВОБОЖДЕНИЕ (РАСПУСКАНИЕ) МУСКУЛЬНОГО ПАНЦИРЯ
Рейх полагал, что каждое характерное отношение имеет соответствую-щую ему физическую позу и что характер индивидуума выражается в его теле в виде мышечной ригидности или мускульного панциря. Райх начал прямую работу с расслаблением мускульного панциря в соединении с аналитической работой. Он обнаружил, что расслабле-ние мышечного панциря освобождает значительную либидинозную энергию и помогает процессу психоанализа. Пси-хиатрическая работа Райха все более пе-ремещалась в освобождение эмоций (удовольствие, гнев, волнение) посред-ством работы с телом. Он находил, что это ведет к гораздо более интенсивно-му переживанию инфантильного материала, раскрываемого в анализе.
 
Райх начал с применения техники характерного анализа к физическим позам. Он анализировал в деталях позу пациента и его физические привычки, чтобы дать пациентам осознать, как они подавляют жизненные чувства в различных частях тела. Райх просил пациентов усиливать определенный за-жим, чтобы лучше осознать его, прочувствовать его и выявить эмоцию, кото-рая связана в этой части тела. Он увидел, что только после того, как подавля-емая эмоция находит свое, выражение, пациент может полностью отказаться от хронического напряжения или зажима Постепенно Райх начал прямо работать с зажимаемыми мышцами, разминая их руками, чтобы высвободить связанные в них эмоции. «В конце концов я не мог избежать впечатления, что физическая ригидность и действительности представляет собой наиболее существенную часть подавления. Все без исключения пациенты говорили, что проходили через периоды своего детства, когда они научались подавлять сзою ненависть, тревожность или любовь посредством определенных дейст-вп й, ВЛИЯБШКХ на вегетативные функции (сдерживание дыхания, напряжение мышц жизота и т.п.). ...Вновь и вновь поражаешься, как освобождение ри-гидных мышц освобождает не только вегетативную энергию, но кроме того приносит воспоминание о ситуации в раннем детстве, когда этот зажим был использовал для определенного подавлнния».
 
В своей работе над мышечным пан-цирем Райх обнаружил, что хронические мышечные зажимы блокируют три основные биологические возбужде-ния: тревожность, гнев и сексуальное возбуждение. Он пришел к выводу, что физический (мышечный) к психологический панцирь - одно и то же. «Пан-цирь характера оказывается функционально тождественным с перенапряже-нием мышц, мышечным панцирем. Эта функциональная тождественность означает ни что иное, как тот факт, что мышечные паттерны и характерные черты служат одной и той же функции в психическом аппарате; они могут влиять друг на друга и заменять друг друга. По существу они не могут быть разделены; по функции они тождественны».
 
ГЕНИТАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР
Термин «генитальный характер» означал у Фрейда конечный уровень психосексуального развития. В трактовке Райха это специфически означает достижение оргастической потенции. «Оргастическая потенция - это способ-ность отдаться потоку биологической энергии без всякого подавления, спо-собность полной разрядки накоплен-ного сексуального возбуждения в не-произвольных, приносящих удовольствия движениях тела». Райх находил, что по мере того, как его па-циенты распускают свой панцирь и раз-вивают оргастическую потенцию, мно-гие стороны личности спонтанно изменяются.
Вместо жесткого, ригидного невротического контроля индивидуумы развивают способность саморегуляции. Райх противопоставлял естественную саморегуляцию индивидуумов прину-дительной морали. Естественный индивидуум поступает в соответствии со своими внутренними склонностями и чувствами, а не следует внешнему набо-ру требований, установленных другими.
 
После райхианской терапии пациенты, которые ранее были склонны к невротическому промискуитету (сексуальной неразборчивости), обретали большую чувствительность, способ-ность к привязанности и спонтанно на-чинали стремиться к более продолжи-тельным и полноценным отношениям. Те же, кто состояли в бесплодных, ли-шенных любви браках, обнаруживали, что не могут вступать в половые отно-шения из одного только чувства долга
Генитальный характер не заклю-чен в тюрьму своего панциря и психо-логических защит. Он способен защи-тить себя, если это необходимо во враждебном окружении. Но эта защита осуществляется более или менее сознательно и может быть снята, когда она перестает быть необходимой.
Райх писал, что генитальный характер - это человек, проработавший свой эдипов комплекс так, что этот материал не подавляется и не обладает силь-ным зарядом. «Суперэго становится "утверждающим сексуальность", и таким образом действует в гармоник с КД». Генитальный характер способен свобод-но и полно переживать сексуальный оргазм, полностью разряжая имеющееся либидо. Кульминация сексуальной активности характеризуется способно-стью отдаться сексуальному опыту, непроизвольным движениям, которые не блокируются, в отличие от принужденных, даже насильственных движений индивидуума, защищенного панцирем.
 
БИОЭНЕРГИЯ
 
При работе с мышечным панцирем Райх обнаружил, что освобождение хронически зажатых мышц часто порождает особые физические ощущения -чувство тепла или холода, покалывание, зуд или эмоциональный подъем. Он полагал, что эти ощущения возникают в результате высвобождения вегета-тивной или биологической энергии.
 
Райх также полагал, что мобилизация и разрядка биоэнергии - существен-ные стадии в процессе сексуального возбуждения и оргазма. Он назвал это «формулой оргазма», четырех частным процессом, характерным для всех живых организмов: механическое напряжение - биоэнергетический заряд - био-энергетический разряд - механическое расслабление.
В результате физического контакта в обоих телах накапливается энергия, которая в конце концов разряжается в оргазме, являющемся по существу феноменом биологической разрядки: 1) сексуальные органы наполняются жидкостью - механическое напряжение; 2) в результате возникает интенсив-ное возбуждение - биоэнергетический заряд; 3) сексуальное возбуждение разряжается в мышечных сокращениях - биоэнергетическая разрядка; 4) на-ступает физическая релаксация - механическое расслабление.
 
ОРГОНИЧЕСКАЯ ЭНЕРГИЯ
Интерес к физическому функционированию пациентов привел Райха к лабораторным экспериментам по физиологии и биологии, и в конце концов, - к физическим исследованиям. Он пришел к убеждению, что биоэнергия в индивидуальных организмах- лишь один из аспектов универсальной энергии, присутствующих во всех вещах. В термине «оргон», «оргоническая энергия» он соединил корни «организма» и «оргазма». «Космическая оргокическая энергия функционирует в живых организмах как специфическая биологиче-ская энергия. В этом своем качестве она управляет всем организмом и выра-жается в эмоциях так же, как и в чисто биофизических движениях органов».
 
Широкие исследования Райхом органической энергии и смежных тем игнорировались большинством критиков и ученых. Его открытия противоречили многим принятым теориям и аксиомам физики и биологии; кроме того, в его работе есть и экспериментально слабые места. Вместе с тем, его резуль-таты никогда не были опровергнуты или даже тщательно проверены и серь-езно рассмотрены кем-либо из уважаемых ученых. Один из психологов, рабо-тавших с Райхом, отмечает: «В течение более чем двадцати лет с тех пор, как Райх объявил об открытии оргонической энергии, не было сообщения о до-стойном доверия повторении ни одного определяющего эксперимента, кото-рый бы опроверг результаты Райха... Факт состоит в том, что несмотря на (а частично благодаря) насмешки, поношения и попытки ортодоксов "похоро-нить" Райха и оргономику, ни в одной научной публикации нет опровержения его экспериментов, тем менее - систематического опровержения огромной научной работы, подтверждающей его положения».
 
Оргоническая энергия обладает следующими основными свойствами:
1) она свободна от массы, не имеет ни инерции, ни веса;
2) она присутствует всюду, хотя и в различной концентрации, даже в вакууме;
3) она является средой электромагнитных и гравитационных взаимодей-ствий, субстратом большинства фундаментальных природных феноменов;
4) она находится в постоянном движении и может быть наблюдаема в со ответствующих условиях;
5) высокая концентрация оргонной энергии привлекает оргонную энергию из менее концентрированного окружения (что «противоречит» закону энтро-пии);
6) оргонная энергия образует единицы, становящиеся центрами творче-ской деятельности. Это могут быть клетки, растения и животные, а также облака, планеты, звезды, галактики.
 
ДИНАМИКА
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ РОСТ
 
Райх определяет рост как процесс рассасывания психологического и фи-зического панциря, постепенного становления более свобным и открытым человеским существом, обретение способности наслаждаться полным и удов-летворяющим оргазмом.
Райх утверждал что мышечный панцирь организуется в семь основных защитных сегментов, состоящих из мышц и органов соответствующих функ-ций выражения. Эти сегменты образуютряд из семи приблизительно горизон-тальных колец под прямым углом к туловищу и позвоночнику. Основные сегменты панциря располагаются в областях глаз, рта, шеи, груди, диафрагмы, живота и таза .
 
(Прим. авторов). Семь сегментов райховского панциря вызывают ассо-циацию с семью чакрами йоги, хотя соответствие не вполне точно. Интересно отметить, что Райх движется сверху вниз; работа с пациентом кончается тазовым сегментом, как более важным. В йоге движение начинается с основа-ния позвоночника вверх и «кончается» открытием тысячелепесткового лотоса.' (Прим. пер.) Йога Ауробиндо также начинается сверху, важнее в этой анало-гии то, что концентрации на чакрах действительно ведут к определенным паттернам мышечных расслаблений и напряжений.
 
По Райх--у оргонная энергия естественно течет вверх и вниз по телу параллельно позвоночнику. Кольца панциря форми-руются под прямым углом к этим пото-кам и препятствуют им. Paibc указывает, что не случайно в нашей западной куль-туре сформировалось утвердительное движение головы вверх-вниз, в направ-лении потока энергии по телу, отрица-тельное же движение головы из сторо-ны в сторону - это пересекающее поток движение образования панциря, защи-ты.
Защита служит ограничению как свободного потока энергии, так и свободного выражения эмоций в индивиду-уме. То, что сначала возникает как защита против захлестывающих чувств напряжения и возбужденности, становится физической и эмоциональной смирительной рубашкой. «В охваченном защитным панцирем человеческом организме оргонная энергия связывается в хронических мышечных зажимах. После распускания панцирного кольца оргон в теле не сразу начинает проте-кать свободно... По мере того, как распускаются первые панцирные блоки, мы обнаруживаем, что оргонные потоки и ощущения, выражение "давания", "отдавания" развиваются все больше. Однако все еще остается защита, мешаю-щая полному развитию».
Райхианская терапия состоит прежде всего в распускании панциря в каж-дом сегменте, начиная с глаз и кончая тазом. Каждый сегмент более или менее независим, с ним можно действовать от-дельно.
 
Три типа средств используются в распускании панциря: 1) накопление в теле энергии посредством глубокого ды-хания; 2) прямое воздействие на хрони-ческие мышечные зажимы (посредством давления, защипывания и т.п.), чтобы расслабить их; 3) поддержание сотрудничества с пациентом в открытом рассмотрении сопротивлений и эмоциональных ограничении, которые при этом выявляются.
 
1 Глаза. Защитный панцирь в области глаз проявляется в неподвижности лба и «пустом» выражении глаз, которые как бы смотрят из-за неподвижной маски. Распускание осуществляется посредством раскрывания пациентами глаз так широко, как только возможно (как'при страхе), чтобы мобилизовать веки и лоб в принудительном эмоциональном выражении, а также свободны-ми движениями глаз, вращениями и смотрением из стороны в сторону.
 
2. Рот. Оральный сегмент включает мышцы подбородка, горла и затылка. Челюсть может быть как слишком сжатой, так и неестественно расслаблен-ной. Этот сегмент удерживает эмоциональное выражение плача, крика, гнева, кусания, сосания, гримасничания. Защитный панцирь может быть расслаблен пациентом путем имитации плача, произнесения звуков, мобилизующих губы, кусания, рвотных движений и посредством прямой работы над соответствую-щими мышцами.
 
3. Шея. Этот сегмент включает глубокие мышцы шеи и язык. Защитный панцирь удерживает в основном гнев, крик и плач. Прямое воздействие на мышцы в глубине шеи невозможно, поэтому важным средством распускания панциря являются крики, вопли, рвотные движения и т.п.
 
4. Грудь. Грудной сегмент включает широкие мышцы груди, мышцы плеч, лопаток, всю грудную клетку и руки с кистями. Этот сегмент сдерживает смех, гнев, печаль, страстность. Сдерживание дыхания, являющееся важным сред-ством подавления любой эмоции, осуществляется в значительной степени в груди. Панцирь может быть распущен посредством работы над дыханием, в особенности осуществлением полного выдоха. Руки и кисти используются для меткого удара, чтобы рвать, душить, бить, чтобы страстно достигать чего-то.
 
5. Диафрагма. Этот сегмент включает диафрагму, солнечное сплетение, различные В1гутренние органы, мышцы нижних позвонков.
Защитный панцирь выражается в выгнутости позвоночника вперед, так что, когда пациент лежит, между нижней частью спины и кушеткой остается значительный промежуток. Выдох оказывается труднее вдоха. Панцирь здесь удерживает в основном сильный гнев. Нужно в значительной степени распу-стить первые четыре сегмента, прежде чем перейти к распусканию этого посредством работы с дыханием и рвотным рефлексом (люди с сильными блоками на этом сегменте практически не способны к рвоте).
 
6. Живот. Сегмент живота включает широкие мышцы живота и мышцы спины. Напряжение поясничных мышц связано со страхом нападения. Защит-ный панцирь на боках создает боязнь щекотки и связан с подавлением злости, неприязни. Распускание панциря в этом сегменте сравнительно нетрудно, если верхние сегменты уже открыты.
 
7. Таз. Последний сегмент включает все мышцы таза и нижних конечно-стей. Чем сильнее защитный панцирь, тем более таз вытянут назад, торчит сзади. Ягодичные мышцы напряжены и болезненны. Таз ригиден, он «мертвый» и бессексуальный. Тазовый панцирь служит подавлению возбуждения, гнева, удовольствия. Возбуждение (тревожность) возникает из подавления ощущений сексуального удовольствия, и невозможно полностью переживать удовольствие в этом районе, пока не разрядится гнев в тазовых мышцах. Пан-цирь может быть распущен посредст-вом мобилизации таза, а затем лягания ногами, и ударения кушетки тазом.
 
Райх обнаружил, что. по мере того как пациенты обретают способность полкой «генитальной отдачи», фунда-ментально меняется все их бытие и стиль жизни. «Когда посредством тера-пии восстанавливается единство оргастического рефлекса, вместе с ним возвращается и чувство глубины и искренности, ранее утерянное. В связи с этим пациенты вспоминают период раннего детства, когда единства ощущения тела еще не было разрушено. Глубоко тронутые, они рассказывают, как ма-ленькими детьми они чувствовали единство с природой, со всем вокруг себя, как они чувствовали себя "живы-ми", к как впоследствии это било раз-бито в куски и разрушено обучением».
 
Такие люди начинают чувствовать, что ригидная мораль общества, которая раньше казалась им само собой разуме-ющейся, становится чуждой и неесте-ственной. Изменяется заметно и их от-ношение к работе. Те, кто делал свою работу механически, начинают искать новую, более живую работу, соответствующую их внутренним потребностям и желаниям. Те же, кто интересуется своей профессией, обретают новую энергию, интерес и способности.
 

ПРЕПЯТСТВИЯ РОСТУ

ЗАЩИТНЫЙ ПАНЦИРЬ
Защитный панцирь - основное препятствие для роста по Райху. «Зажатый своим защитным панцирем индивидуум не способен распустить его. Он не спо-собен также выразить простейшие био-логические эмоции. Ему знакомы лишь ощущения щекотки, а не оргонического удовольствия. Он не может испустить вздоха удовольствия или имитировать его. Если он попытается - это будет стон, сдавленное рычание или импульс рвоты. Он не способен испустить гневный крик и даже изобразить удар кулаком по кушетке».
 
Райх полагал, что процесс создания защитного панциря создал две лож-ные интеллектуальные традиции, образующие основу цивилизации: мистиче-скую религию и механистическую науку. Механицисты столь хорошо защи-щены, что потеряли ощущение собственного жизненного процесса и внутренней природы. Они поражены глубинным страхом глубокой эмоцио-нальности, жизненности, спонтанности, и стремятся создавать ригидные ме-ханические представления о природе, интересуясь преимущественно внеш-ними объектами естественных наук. «Машина должна быть совершенной. Отсюда следует, что мышление и действия физика должны быть "совершен-ными". Перфекционизм - сущностная характеристика механистического мышления. Оно не признает ошибок, неуверенности, неопределенности, не-ясные ситуацации избегаются... Но в применении к природе это неизбежно ведет к ошибкам. Природа неточна Природа действует не механически, а функционально».
Мистики не столь полно порабощены своей защитой; они остаются час-тично в соприкосновении со своей жиз-ненной энергией и способны на великие прозрения благодаря этому частич-ному контакту со своей внутренней природой. Однако Райх считал эти про-зрения искаженными аскетическими и антисексуальными тенденциями мис-тиков, отрицанием ими собственной физической природы и потерей кон-такта с собственным телом. Они отрицали происхождение жизненной силы в собственном теле и поместили ее в гипотетической душе, которую они пола-гали лишь слабо связанной с телом.
«Разрушение единства телесных чувств посредством подавления сексуальности и постоянная жажда восстановления контакта с собой и с миром -субъективно основа отрицающих секс религий. Бог - это мистическая идея вегетативной гармонии самости с природой».
 
ПОДАВЛЕНИЕ СЕКСУАЛЬНОСТИ
Другое препятствие росту - социальное и культурное подавление естест-венных инстинктов и сексуальности в индивидууме. Райх считал его основным источником неврозов. Это подавление осуществляется в течение трех основ-ных фаз жизни: в раннем детстве, в период полового созревания и в течение взрослой жизни.
Младенцы и маленькие дети попадают в невротическую, авторитарную и подавляющую секс семейную атмосферу. Относительно этого периода жизни Райх воспроизводит фрейдовские наблюдения, касающиеся негативного дей-ствия родительских требований по поводу туалетного воспитания, самоогра-ничения, «держания себя в руках», «хорошего» поведения. В период полового созревания подростки лишены реальной сексуальной жизни; мастурбация запрещается. Что еще важнее, - общество в целом не дает подросткам найти значимую, осмыс-ленную работу. Неестественный стиль жизни делает для подростков особенно трудным вырастание из инфантильной привязанности к родителям.
 
Наконец, будучи взрослыми, большинство людей оказываются в ловушке принудительного брака, к которому они не готовы сексуально из-за требова-ния пред брачного целомудрия. Райх указывает также, что брак в нашей куль-туре содержит в самом себе неизбежный конфликт. «Каждый брак внутренне разрушается в результате возрастающего конфликта между сексуальными и экономическими нуждами. Сексуальные потребности могут удовлетворяться с одним и тем же партнером лишь ограниченное время. Экономическая зави-симость, моральные требования и обычаи, с другой стороны, заставляют продолжать отношения. Этот конфликт - основа семейных страданий».
 
Возникающая семейная ситуация создает невротическую атмосферу для следующего поколения.
Райх утверждает, что индивидуумы, выращенные в атмосфере, отрицаю-щей жизнь и секс, создают в себе страх удовольствия, представленный их мы-шечным панцирем. Панцирь характера - основа одиночества, беспомощности, поиска авторитета, страха ответствен-ности, мистических стремлений, сексу-альных страданий, импотентного бунтовщичества, равно как и покорности неестсстве1шых патологических типов».
 
Райх не испытывал оптимизма относительно возможного эффекта своих открытий. Он полагал, что большинство людей в силу своих мощных защит не будут способны понять его теорию и будут искажать его идеи. «Учение живой Жизни, подхваченное и искаженное человеком в защитном панцире, будет последним несчастьем для всего человечества и его институтов... Наи-более вероятным следствием принципа "оргастической потенции" окажется распространение пагубной философии... Как стрела, выпущенная из ограни-чения туго натянутой тетивы, - искание скорого, легкого и ядовитого генитального удовольствия разрушит человеческое общество».
 
Защитный панцирь отрезает нас от нашей внутренней природы, но также и от социальных страданий вокруг нас. «Из-за трещины в современном чело-веческом характере природа и культура, инстинкт и мораль, сексуальность и успех считаются несовместимыми. Единство культуры и природы, работы и любви, морали и сексуальности, которого человечество вечно жаждет, оста-ется несбыточной мечтой, пока человек отвергает удовлетворение биологи-ческих требований естественной (оргастической) сексуальности. При этих условиях истинная демократия и ответственная свобода остаются иллю-зией...».
 

СТРУКТУРА

ТЕЛО

Райх рассматривал ум и тело как нерасторжимое единство. Как уже было сказано, он постоянно перемещался от аналитической работы, опирающейся исключительно на словесный язык, к анализу как психологических, так и физических аспектов характера и характерного панциря, и далее к акценту на работе с мышечным защитным панцирем, направленной на обеспечение сво-бодного протекания биоэнергии.
 
СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
Райх считал социальные отношения функцией индивидуального характе-ра Средний человек видит мир сквозь фильтр своего защитного панциря. Лишь генитальные характеры, преодо-левшие свой ригидный панцирь, дейст-вительно способны открыто и честно реагировать на других.
Райх твердо верил в провозглашен-ные Марксом идеалы « сво бодных орга-низаций, в которых свободное развитие каждого становится основой свобод-. ного развития всех». Райх формулиро-вал понятие рабочей демократии, естественной формы социальной организа-ции, в которой люди гармонично сотрудничают ради удовлетворения взаим-ных потребностей и интересов; он пытался реализовать эти принципы в Инс-титуте Оргона.
 
ВОЛЯ
Райх не занимался непосредственно волей, хотя подчеркивал важность осмысленной конструктивной работы. «Вам не нужно делать что-то особен-ное или новое. Все, что нужно - это продолжать делать то, что вы делаете: вспахивать поля, работать молотком, лечить пациентов, водить детей в школу или в детский сад, рассказывать о событиях дня, проникать все глубже в тайны дрироды. Все это вы и так делаете. Но вы думаете, что все это неважно... Все, что нужно, - это продолжать то, что вы всегда делали и хотели делать: делать свою работу, дать детям расти счастливыми, любить своих жен...».
Эмоции, Райх полагал, что хронические напряжения блокируют энергетические потоки, лежащие в основе сильных эмоций. Защитный панцирь не дает инди-видууму переживать сильные эмоции, ограничивая и искажая выражение чувства. Эмоции, которые блокируются таким образом, никогда не устраня-ются, сотому что они не могут быть полностью выражены. По Райху, индиви-дуум может освободиться от блокированной эмоции только полностью пере-жив ее.
Райх отмечал также, что фрустрация удовольствия часто ведет к гневу и ярости. В райхианской терапии эти отрицательные эмоции должны быть проработаны прежде, чем могут быть пережиты позитивные чувства, которые ими замещаются.
 
ИНТЕЛЛЕКТ
Райх не соглашался с любым разделением интеллекта, эмоций и тела.
Он указывал, что интеллект з действительности - биологическая функ-ция, и что он может накопить эффек-тивный заряд, столь же сильный, как любая из эмоций. Райх утверждал, что полное развитие интеллекта требует развития истинной генитальности, «ибо примат интеллекта предполагает упо-рядоченную экономию либидо, то есть примат генитальности. Генитальный и интеллектуальный примат также взаи-мосвязаны, как сексуальный стазис и невроз, чувство вины и религия, исте-рия и суеверие...».
Райх также полагал, что интеллект часто работает как механизм защиты. «Словесный язык часто функциониру-ет как з ащ ита: елова скрывают язык вы-ражекий биологической природы. Во многих случаях это доходит до того, что слева уже ничего не выражают, и говорение превращается просто в деятель-ность соответствующих мускулов».
 
САМОСТЬ
Для Райх а самость - это здоровая биологическая сердцевина каждого индивидуума. Большинство людей не соприкасаются со своей самостью из-за физического защитного панциря и психологических защит. «Почему человек не воспринимает своей наиболее внутренней самости? Потому что это - он сам! Постепенно я начал видеть, что именно это "он сам", его характерное поведение, образующее компактную плотную массу, стоит на пути всех ана-литических задач. Вся личность, ха-рактер, весь индивидуум сопротивля-ется».
 
По Райху взаимодействие подавля-емых импульсов и подавляющих за-щитных сил создает третий слой меж-ду двумя противоположными либидонозными течениями: слой бес-контактности. Бесконтактность не по-мещена между двумя силами; это вы-ражение концентрированного их взаимодействия. Контакт требует свободного движения энергии. Он стано-вится возможным, только когда индивидуум распускает панцирь и становится полностью сознающим тело, его чувствования и нужды, приходит в соприкос-новение с сердцевиной, с первичными влечениями. Там, где есть блоки, энергетические потоки и сознавание ограничены, самовосприятие в значи-тельной степени уменьшается или извращается.
 
ТЕРАПЕВТ
Кроме обученного терапевтической технике терапевт должен быть зна-чительно продвинут в собственном личностном росте и развитии. Работая с индивидуумом психологически и физически, он должен преодолеть все стра-хи явно сексуальных проявлений и «оргастических потоков» - свободного движения энергии в теле.
Бейкер, ведущий райхианский терапевт в США, предупреждает, что «те-рапевту не следует заниматься пациентом, у которого проблемы такие же, какие он не смог преодолеть в себе; и не следует ждать, что пациент сможет то, чего сам терапевт не смог сделать».
Другой известный райхианец писал, что «необходимой предпосылкой любых методов, применяемых терапевтом для освобождения эмоций, содер-жащихся в мышечных зажимах, являются его собственная чувствительность и способность полно эмпатировать пациента: как бы чувствовать в собствен-ном теле действие определенных мышечных сокращений на протекание энер-гий у пациента».
 
Самого Райха считали блестящим и тончайшим терапевтом. Еще в каче-стве ортодоксального аналитика он был известен предельной искренностью и даже жесткой прямотой с пациентами. Ник Вааль, одна из известнейших психиатров Норвегии, писала о своем опыте терапий у Райха: «Я могла выдер-жить сокрушительность Райха, потому что я любила правду. И, как ни стран-но, я не была сокрушена. Во все время работы со мной у него был любящий голос, он сидел рядом со мной и заставлял меня смотреть на себя. Он прини-мал меня и сокрушал лишь мое тщеславие и мою ложь. И я поняла в эти моменты, что подлинная честность и любовь у терапевта, как и у родителей -это часто мужество быть как бы жестоким, если это необходимо. Это, однако,многого требует от терапевта, от его квалификации и его диагностирования пациента».
 

ОЦЕНКА

Райх явился пионером в области психологии тела и ориентированной на тело психотерапии. Лишь небольшая часть психологов серьезно занималась психологией тела; однако понимание важности психических привычек и мы-шечных зажимов как ключей к диагностике возрастает. На многих терапевтов повлияла работа Фр. Перлса, которого Райх анализировал и на которого сказал большое влияние своими теориями.
Прямое воздействие на мышечный защитный панцирь и эмоциональное освобождение посредством работы с телом привлекает меньший интерес. Поощрение пациентов в выражении подавляемых эмоций, таких как гнев, страх, агрессия, является предметом дискуссии. «Перзичная терапия», напри-мер, подвергается сильной критике за поощрение эмоциональной разрядки, поскольку люди, работающие такими методами, становятся неспособными контролировать сильные эмоциональные разряды будучи на людях или в других неподходящих ситуациях.
 
Леонард Берковпч, много лет изучавший экспериментально разруши-тельность и агрессивность, критикует «разрядочный», как он это называет, метод терапии, делающий акцент на выражении подавлявшихся эмоций. Беркович приводит множество экспериментов, в которых показывается, что по-ощрение выражения агрессии приводит лишь к возрастанию агрессивности и враждебности, а не к свободному выражению эмоций. По бихевиористской теории поощрение выражения данной эмоции служит наградой этому поведению и делает более вероятным, что эмоция будет выражаться и в будущем.
Такая критика показывает смутное представление работы Райха, в которой эмоциональное высвобождение никогда не поощряется само по себе. Может быть, верно, что разрядка сильных эмоций ведет к возрастающему выражению этих эмоций, и Райх работал с глубоким эмоциональным высвобождением в терапии. Однако его акцент всегда касался распускания защитного панциря, блоков чувствования, которые искажают психологическое и физическое функционирование индивидуума.
 
Более убедительная критика Райха касается его представлений о генитальном характере как достижимом идеальном состоянии. Келли указывает, что Райх развивает систему, которая, как кажется, обещает окончательное исцеление от всех проблем. Успешное лечение, как предполагается, оставля-ет индивидуума свободным от всякого панциря, делает его законченным продуктом», не нуждающимся в дальнейшем росте и совершенствовании.
Стоящая за этим модель - это медицинская модель болезни, с которой пациент приходит к врачу, чтобы быть «вылеченным». Эта модель пронизы-вает большинство тем терапии, но особенно сильна она там, где есть предпо-ложение, что терапевт полностью здоров (свободен от защитного панциря и т.п.), а пациент - болен; пациенту отводится пассивная роль, ему предлагается довериться всемогущему «совершенному» терапевту, рассчитывая на своего рода драматическое или магическое излечение. Эта модель накладывает также огромные обязательства на терапевта, который всегда должен быть выше пациента, и никогда не может допускать ошибок и быть неправым.
 
Научиться освобождаться от преувеличенных и неуместных блоков для чувств - это лишь один аспект общего роста индивидуума. Самоконтроль и целенаправленное поведение также существенная часть жизни, требующая определенной меры управления сиюминутными чувствами. «Блоки чувствованию, которые Райх называет "панцирем", порождение способности человека управлять своими чувствами и поведением, и таким образом направлять жизнь по пути, который он выбрал. Один аспект этой защиты состоит в оберегании себя от обессиливающих эмоций, второй - в направлении поведе-ния к намеченным целям». Таким образом индивидуум никогда не сможет и не должен быть полностью «обезоруженным» (лишенным «панциря»). Нау-читься уравновешивать, соотносить самоконтроль и свободное выражение необходимая часть продолжающегося процесса роста.
Райховские теории терапии и психологического роста, как правило, ясны и прямы, как и его терапевтическая техника. Он основывает свою работу на внушительных клинических и экспериментальных доказательствах, хотя в его время его идеи были слишком новыми, чтобы получить всеобщее признание. Интерес к Райху и его идеям психологии тела растет. Рост работы, ориенти-рованной на тело - одна из интереснейших возможностей дальнейшего раз-вития психологии.
 

ТЕОРИЯ ИЗ ПЕРВЫХ РУК

Следующий отрывок взят из книги Орсона Бина «Я и оргон»; это рассказ известного актера об опыте райхианской терапии у д-ра Элсворта Бейкера, наиболее известн"ого ортодоксального райхианского терапевта в США.
«Д-р Бейкер сел за свой стол и указал мне на стул напротив... «Ну, - сказал он, - раздевайтесь, посмотрим-ка на вас». С остекляневшими глазами я встал и начал раздеваться. - «Вы можете остаться в шортах и носках», - сказал Бейкер, к моему облегчению. Я сложил одежду аккуратной стопкой на стул у стены. «Ложитесь на кушетку», - сказал доктор...
 
Он начал щипать мускулы мягких частей плеч. Мне хотелось съездить его по его садистской физиономии, одеться и дать деру. Вместо этого я выдавил из себя «о-о-у». Потом я промычал «Больно». ,
- Не думаю, чтобы было больно, - сказал он.
- Больно, - сказал я, и продолжал мычать свои «О-о-о».
- Теперь глубоко вдохните и глубоко выдохните, - сказал он, положив ладонь одной руки мне на грудь и придавив ее второй рукой с большой силой. Боль была значительной. «Что, если кушетка проломится?» - думал я, - «Что, если мой позвоночник лопнет, или я задохнусь?»
Некоторое время я вдыхал и выдыхал, затем Бейкер нащупал мои ребра и начал их прощупывать и давить... Потом он тыкал и продавливал мой живот, нащупывая мышечные зажимы и узлы... Он двинулся ниже, милосердно обой-дя мои жокейские шорты, и начал щипать и тыкать мышцы внутренней сто-роны бедер. Теперь я понял, что плечам, ребрам и животу было совсем не больно. Боль была ошеломляющей, в особенности потому, что в этой области я никак не ожидал боли...
«Повернитесь», - сказал Бейкер. Я повернулся. Он начал с моей шеи и двигался вниз, безошибочным ИНСТИНКТОМ находя каждый зажим, каждый напряженный мускул... «Теперь снова повернитесь», - сказал д-р Бейкер, и я повернулся. «Хорошо, - сказал он, - вдыхайте и выдыхайте так глубоко, как вы только можете, и в то же время вращайте глазами, не двигая головой. Попро-буйте посмотреть поочередно на каждую из четырех стен, переводите глазные яблоки из стороны в сторону так далеко, как можете». - Я начал вращать глазами, чувствуя себя довольно глупо, но довольный уже тем, что он больше не мучает мое тело. Мои глаза вращались и вращались. «Продолжайте ды-шать», - сказал Бейкер. Я почувствовал нечто странно-приятное в глазах, легкий туман, похожий на эффект выкуренной палочки марихуаны. Этот туман начал распространяться по лицу, голове, потом по всему телу. «Хорошо, - сказал БеГасер, - теперь продолжайте дышать и ударяйте ногами кушетку велосипедными движениями». -Я начал ритмично поднимать и опускать ноги, ударяя кушетку икрами. Бедра начали болеть, я ждал, когда же он скажет, что достаточно, но он молчал. Я продолжал и продолжал, пока мои ноги не начали отваливаться. Тогда, постепенно, я перестал чувствовать боль, и то же прият-но-туманное ощущение начало распространяться по всему телу, но гораздо более сильное. Я чувствовал себя так, будто ритм подхватил мои удары, которые уже не требовали от меня никаких усилий. Я чувствовал себя возне-сенным, охваченным чем-то большим, чем я. Я дышал глубже, чем когда-либо до этого, и ощущал, как каждое дыхание проходит вниз по легким до таза. Постепенно я почувствовал себя восхищенным прямо из молочно-шоколадной бейкеровской комнаты в гармонию сфер. Я слился с астральным ритмом. Наконец, я почувствовал, что пора остановиться...
 
На следующее после визита к доктору Бейкеру утро, в среду, я проснулся, проспав всего около пяти часов и чувствуя себя бодрым. Кофе казался вкуснее, чем когда-либо, и даже мусор, плывущий по Ист Ривер, обладал легко-стью и выстраивался в узоры. Это чувство продолжалось весь день, - чувство благополучия и единения с миром. Тело было легким, приятные мурашки бегали вверх и вниз по рукам, ногам, туловищу. Когда я вдыхал, ощущение движения продолжалось до низа туловища, и это было приятно. Я ощущал легкое сексуальное возбуждение и нежность, мысль вообще о женщинах наполняла меня любовью...
Я начал раскручиваться в другую сторону. Приятные мурашки прекрати-лись, начало преобладать чувство тревожности и возбуждения. Начали появ-ляться коричневые пятна, которые потом превратятся в синяки там, гдеБейкер щипал и тыкал меня...
 
Я забратся в постель, чувствуя, что мне холодно; потянувшись за вторым одеялом, я понял, что холодею от страха. Я попробовал осознать свое чувство, как научился делать в психоанализе. Это был страх того рода, какого я не переживал раньше. Я вспомнил о марионеточном представлении, где куклы танцевали под музыку «Пляски смерти», представляя собой скелеты, распа-дающиеся на ходу. Я чувствовал себя так, будто сам начинаю распадаться. Беспокойство становилось ужасным, и я осознал, что непроизвольно напря-гаю мышцы, чтобы «собрать» себя. Прекрасное чувство освобождения исчез-ло, его место заняло стремление держаться за жизнь. Мой «панцирь», - если это был он, - казался старым дорогим другом. Люди часто говорят, что лучше умереть на электрическом стуле, чем провести жизнь в тюрьме, - но узники не скажут этого. Жизнь в цепях лучше, чем никакой жизни, - если дело идет не о теории.
Я понял, что мне понадобится все мужество, какоея сумею собрать, чтобы распустить защитный панцирь. Я буду бороться с доктором Бейкером на каждом шаге пути; но я помню также, как чувствовал я себя в течение трид-цати шести часов после первого сеанса, и я хочу этого больше всего на свете...
«Как вы провели неделю?» - спросил Бейкер, и я рассказал.
 
«Ваша реакция - сжимание после периода приятных ощущений, - совер-шенно естественно, этого и следует ожидать, - сказал он. - Вы не можете всегда сохранять эти прекрасные ощущения, но важно помнить их, чтобы иметь возможность идти к ним в работе. Это поможет вам пережить страх, который вы будете чувствовать по мере того, как панцирь распускается...».
 
В течение нескольких недель, по вторникам в два часа, я дышал и бил ногами кушетку. (Я понял, что грудь и дыхание прорабатываются прежде всего для того, чтобы мобилизовать энергию в теле, что должно способство-вать процессу распускания панциря. Энергия накапливается посредством вдыхания воздуха). Теперь Бейкер заставлял меня бить кушекту не только ногами, но и кулаками. Я бил и лягал ее, и ритм возносил и восхищал меня...
Чтобы начать распускание панциря вокруг глаз, Бейкер взял карандаш и велел мне неотрывно смотреть на него. Он начал быстро вертеть его перед моими глазами разнообразными кругами, что заставило меня спонтанно смот-реть в разные стороны. Это продолжалось минут 15-20, и результат был ошеломляющим. Глаза почувствовали себя свободно в голове, я мог ощущать прямую связь между ними и мозгом. Затем я вращал глазами, не двигая головой, сосредотачивая взгляд по очереди на каждой стене, когда взгляд касался ее. Все время, пока я это делал, я продолжал глубоко и ритмично дышать.
 
Бейкер заставил меня гримасничать и корчить рожи (я чувствовал себя дураком). Он заставлял меня смотреть подозрительным взглядом, или выра-жать глазами страстное стремление. Все это привело меня к ощущению, что я впервые использую свои глаза, и это было прекрасно...
На следующее утро вместо карандаша Бейкер взял ручку-фонарик. Он бросал мне в глаза пучки света, вращал их, - это производило психоделиче-ский эффект. Я следил глазами за линиями и фигурами, возникающими в темноте, это было паразительно. Я прямо-таки чувствовал, что мозги шеве-лятся у меня в голове. Бейкер вертел перед моими глазами фонарик минут 15, потом он зажег свет и глубоко посмотрел мне в глаза, и сказал: «Они прекрас-но встают на место». - Все, что он делал со мной, и все его суждения, были немеханическими, это возникало в результате способности человеческого суще-ства войти в соприкосновение с чувствами и энергиями другого...
 
«Состройте мне гримассу», - сказал Бейкер, и я повернулся к нему с глупым косым взглядом. - «Усильте это», - сказал он. Я сморщился в выраже-нии мерзкой кикиморы. «Что вы при этом чувствуете?* - спросил он.
- Не знаю - соврал я.
- Должны же вы что-то при этом чувствовать. "
- Ну, мне кажется, высокомерие...
- Вам кажется?..
- В конце концов, черт возьми, все это куча дерьма... лежать здесь и вертеть глазами...
- Суньте палец в глотку, - сказал Бейкер. , .
- Что? - сказал я.
- Пусть вас вырвет.
- Я перемажу вам всю кушетку.
- Можете, если хотите, - сказал он. - Но продолжайте глубоко дышать при этом.
Я лежал, дыша глубоко, я сунул палец в глотку, меня вырвало. Потом я сделал это снова.
- Продолжайте дышать, - сказал Бейкер. Моя нижняя губа задрожала, как у меленького ребенка, слезы потекли по лицу, и я зарыдал. Я рыдал минут пять, -л средде мое разрывалось. Наконец, рыдания прекратились.
- С вами что-то произошло? - спросил Бейкер.
- Я подумал о маме, как я любил ее, я чувствовал, что никогда не могу добраться до нее, я чувствовал безнадежность, мое сердце было разбито, -сказал я. - Я мог переживать это впервые с тех пор, как я был маленьким. Это такое облегчение - быть способным плакать, и совсем это не куча дерьма, я. просто был испуган.»
- Да, - сказал он, - это путает. Вам нужно выпустить из себя еще много злости, много ненависти и гнева, а потом много желания, и много любви. О'кей, - сказал он, - до следующего раза.
И я поднялся, оделся и ушел.»
 

ОРИЕНТИРОВАННЫЕ НА ТЕЛО СИСТЕМЫ РОСТА

В этом разделе рассмотрено, конечно, далеко не все из этой области, что известно и доступно. Существуют десятки прекрасных систем, работающих прежде всего с телом ради улучшения психологического и физического функционирования. Здесь рассмотрены учения и техники, может быть наибо-лее известные и более доступные, чем другие. Мы учитывали также и теоре-тический, наряду с практическим, вклад в психологию тела.
 
БИОЭНЕРГЕТИКА
Биоэнергетику можно также назвать нео-райхианской терапией. Она была создана одним из учеников Райха, Александром Лоуэном, и центрирована на роли тела в анализе характера и в терапии. Лоуэн употребляет более прием-лемые термины, нежели Райх: биоэнергия вместо органа, например; его рабо-та встречает меньшее сопротивление, чем Райх. В США больше людей прак-тикуют биоэнергетику, чем райхианство.
Биоэнергетика включает райхианскую теорию дыхания, многие из рай-ховских техник эмоционального рас-крепощения (пациентам предлагается кричать, плакать, бить кушетку и пр.). Лоуэн использует также напряженные позы для энергетизации частей тела, которые были заблокированы. В этих позах увеличивается напряжение в постоянно зажатых частях тела, пока не становится таким больших!, что человек вынужден в конце концов расслабить мышцы, то есть защитный панцирь. Эти позы включают наклоны до прикосновения к пол}', сгибание назад с кулаками на пояснице, наклоны назад через мягкий стул.
 
Биоэнергетика подчеркивает необходимость «заземления» или укорене-ния в физических, эмоциональных и интеллектуальных процессах человека. Биоэнергетическая работа часто концентрируется на ногах и тазе, чтобы установить лучшую, более укорененную связь с землей. «Мы начинаем с ног и ступней, потому что они - основание и опора эго-структуры. У них есть и другая функция. Посредством ног и ступней мы сохраняем контакт с единст-венной неизменной реальностью в наших жизнях, с землей или почвой».
В руках хорошо обученного практика биоэнергетиха - прекрасная система, сохраняющая многие достоинства ортодоксального райхианского анализа -раскрытие блокированных чувств, энергетизацию частей тела, которые игно-рировались, и др.
 
УПРАЖНЕНИЯ: НАПРЯЖЕННЫЕ ПОЗЫ
Встаньте с ногами на ширине плеч, колени слегка согнуты; согнитесь не перенапрягаясь, касаясь руками пола. Дайте своему телу'и рукам свободно висеть. Сохраняйте эту позу в течение нескольких минут. Может быть, ваши ноги начнут вибрировать или дрожать; вы можете заметить иные изменения в теле. Сохраняйте свободное естественное дыхание, не старайтесь сделать что-либо, вызвать что-либо.
Медленно поднимитесь из этого положения, ощущая как спина выпрям-ляется, позвонок за позвонком.
 
(Прим. пер.: В одной из книг Лоуэн дает более полное описание упраж-нения: наклониться, позволяя себе сгибать ноги так, как это удобно,затем, касаясь руками пола, попробовать выпрямлять ноги, медленно и постепе?сно, обнаруживая положение, в котором они начинают дро-жать).
Потом попробуйте позу, которая согнет позвоночник в обратном направ-лении. Поставьте кулаки на поясницу и прогнитесь назад. Шея, как и в пред-ыдущем упражнении, должна быть рас-слабленной, а голова - свободно сви-сать назад. Дышите свободно.
Эти упражнения предназначены для энергетизации частей тела, кото-рые хронически напряжены. Согласно биоэнергетической теории дрожание, обычно сопровождающее эти позы, -показатель энергетизация мышц, сжимаемых защитным панцирем.
 
СТРУКТУРНАЯ ИНТЕГРАЦИЯ (РОЛЬФИНГ)
Структурная интеграция - это система, стремящаяся вернуть телу пра-вильное положение и правильные линии посредством глубоких и часто бо-лезненкых вытягиваний мускульных фасций, сопровождаемых прямым глу-боким воздействием. Структурная интеграция часто называется «рольфингом» по имени его основательницы, Иды Рольф. Ида Рольф защи-тила докторскую диссертацию по биохимии и физиологии в 1920 году и двенадцать лет работала ассистентом по биохимии в Рокфеллеровском инс-титуте. Более сорока лет ока посвятила совершенствованию системы струк-турной интеграции и обучению этой системе.
Цель структурной интеграции - привести тело к лучшему мышечному равновесию, к лучшему соответствию линиям тяжести, ближе к оптимальной позе, при которой можно провести пря-мую линию через ухо, плечо, бедрен-ную кость и лодыжку. Это ведет к уравновешенному распределению веса основных частей тела - головы, груди, таза и ног - к более грациозным и эф-фективным движениям.
 
Рольфинг работает прежде всего с фасциями - связующей тканью, которая поддерживает и связывает мускулы и скелетную систему. Рольф указывала, что психологическая травма или даже незначительное физическое повреждение может выразиться в небольших, но .постоянных изменениях тела. Кости или мышечная ткань оказываются немно-го смещенными, и наращивание связующих тканей препятствует их возвраще-нию на место. Нарушение линий происходит не только в месте непосредст-венного повреждения, но также и в довольно отдаленных точках тела в порядке компенсации. Например, если человек бессознательно щадит по-врежденное плечо в течение длительного времени, это может воздействовать на шею, на другое плечо, на бедра.
 
Рольфинг непосредственно растягивает фасциальную ткань, восстанав-ливая равновесие и гибкость. Большая часть работы состоит в удлинении и растяжении тканей, которые срослись или неестественно растолстели. «Что-бы добиться устойчивых изменений, обычно необходимо, чтобы наличная поза или распределение мышечных волокон были немного изменены. Это проис-ходит спонтанно, когда индивидуальные волокна растягиваются или фасциальные покрытия скользят друг по другу, вместо того чтобы быть друг к другу приклеенными. Если такие изменения не происходят, тело восстанавливает свою первоначальную позу с ее ограничениями току жидкостей, а также межличностному общению».
 
Структурная интеграция обычно выполняется в течение десятичасовых сеансов, включающих следующую работу:
1) охватывает большую часть тела, со специальным фокусированием на тех мышцах груди и живота, которые управляют дыханием, а также на бедрен-ных связках, которые управляют подвижностью таза;
2) концентрируется на ступнях, преобразованиях ног, лодыжках, выравни-вании ног с туловищем;
3) посвящается преимущественно вытягиванию боков, в особенности большим мышцам между тазом и грудной клеткой;
4)-6) посвящаются в основном освобождению таза; Рольф подчеркивает, что большинство людей удерживают таз повернутым назад; в силу чрезвы-чайной важности таза для позы и движения, одна из важнейших задач роль-финга - сделать таз более подвижным и вписанным в остальные линии тела;
7) концентрируется на шее и голове, а также на мускулах лица;
8)-10) занимается в основном организацией иинтеграцией тела в целом.
Работа над определенными участками теланередко высвобождает старые воспоминания и способствует глубоким эмоциональным разрядам. Вместе с тем, целью рольфинга является преимущественно физическая интеграция, психологические аспекты процесса не становятся предметом специального внимания. Многие из тех, кто сочетал рольфинг с той или иной формой психологической терапии или работой роста, отмечали, что рольфинг помо-гает освободить психологические и эмоциональные блоки, способствуя провдижению в других областях.
 
Рольфинг особенно полезен для тех, чьи тела сильно расцентрированы в результате физической или психоло-гической травмы, хотя в принципе каж-дый может извлечь из этого пользу. Многие изменения, достигаемые роль-фингом, кажутся довольно устойчивы-ми, но максимальная польза возможна только если индивидуум сохраняет со-знавание изменений в структуре и функционировании тела, обеспеченных процессом ро льфияга. Этой цели служит система, называемая «обеспечением структурных паттерноз», состоящая из ряда упражнений, включающих не-большие изменения в позе и равновесии тела.
 
УПРАЖНЕНИЕ: РАССМОТРЕНИЕ ПОЗЫ
Хотя невозможно пройти процесс структурной интеграции без обученно-го практикующего руководителя, каждый может узнать нечто о принципах позы, которыми занимается рольфинг. Проделайте это упражнение с партне-ром. Попросите его встать, стоять естественно, и внимательно осмотрите его (ее) позу.
Вот некоторые моменты, на которые стоит обратить внимание. Не нахо-дится ли одно плечо выше другого? Уравновешена ли голова на шее, или она склоняется вперед или назад? Втянута или выпячена грудь? Не выше ли одно бедро другого? Выпячен ли таз назад? Находятся ли колени над ступнями? Розно ли СТОИТ ступни, или носками внутрь, наружу?
 
Рассмотрите партнера спереди, с боков, сзади. Затем попросите его мед-ленно пройтись, рассмотрите его под всеми углами. Наконец, попросите его постоять рядом с прямой горизонтальной линией на стене (вполне подходит дверная линия), чтобы более ясно рассмотреть линии позы. ,
Затем обсудите с партнером то, что вы увидели. Попробуйте имитировать позу партнера и его походку, иллюстрируя свои наблюдения. Затем поменяй-тесь ролями.
Не относитесь к этому упражнению, как к поводу для негативной критики•' себя или другого. Наверно никто не обладает «совершенной» позой. Наблю-дайте друг друга с объективным и позитивным настроем и принимайте наблю-дения над собой таким же образом.
 

ТЕХНИКА АЛЕКСАН ДЕРА

Техника Александера - метод, показывающий людям, неправильно и не-эффективно пользующимся своим телом, как можно избежать этих непра-вильностей в действии и в покое. Под «использованием» Александер имеет в ЕИДУ наши привычки в держании и движении тела, привычки, которые непос-редственно влияют на то, как мы функ-ционируем физически, умственно и эмоционально.
 
Ф. Матиас Александер был австра-лийским шекспировским актером; свою систему он создал в конце XIX века. Он страдал повторяющейся потерей голо-са, для которой, по-видимому, не было никакой органической причины. Алек-сандер провел девять лет тщательного самонаблюдения перед трехстворчатым зеркалом. Посредством самонаблюдения он обнаружил, что потери голо-са были связаны с давящим движением головы назад и вниз. Научившись подавлять эту тенденцию, Александер перестал страдать от ларингита; кроме того, исключение давления на шею оказало позитивное действие на все его тело. Работая над собой, Александер создал технику обучения интегрирован-ным движениям, основанную на уравновешенном отношении между головой и позвоночником.
Один из преподавателей метода описывает работу так: «Во время урока я прежде всего прошу ученика не делать ничего. Если я хочу, чтобы он сел на стул, я вовсе не хочу, чтобы он сделал это. Он должен совершенно отказаться от себя, предоставить мне двигать его. Мы не добавляем нечто новое сверх привычек, которые у него уже есть, и останавливаем его в применении этих привычек. Он должен быть свободным, открытым и нейтральным, чтобы испытать что-то иное. Он должен испытать то, как он двигался когда-то до того, как возобладали дурные привычки».
 
Александер полагал, что предпосылкой свободных и естественных дви-жений, что бы мы ни делали, является наибольшее возможное растяжение позвоночника. Это не означает насильственного вытягивания позвоночника; имеется в виду естественное вытягивание вверх. Изучающие метод Алексакдера работают прежде всего с формулой: «Освободить шею, чтобы дать голове сдвинуться вперед и вверх, чтобы дать больше удлиниться и расши-риться».
Цель состоит не в том, чтобы стараться и вовлекаться в какую-либо мышечную деятельность; ученик стремится дать телу автоматически и есте-ственно приспособиться во время концентрированного повторения формулы, а на уроке - при реагировании на руководящие движения учителя. На уроке прорабатываются движения, взятые из обычной повседневной деятельности, й ученик постепенно научается применять принципы техники. Равновесие между головой и позвоночником обеспечивает освобождение от физических напряжений и зажимов, улучшает линии позы и создает лучшую координацию мышц. С другой стороны, нарушение этих отношений порождает зажимы, искажение линий тела, портит координацию движений.
 
Уроки техники Александера предполагают постепенное тонкое руковод-ство в овладении более эффективным и удовлетворительным использовани-ем тела. Руководитель должен уметь видеть различные блоки, препятствую-щие свободным движениям тела, предвидеть движения с предварительным ненужным напряжением. Управляя приспособлением тела ученика в неболь-ших движениях, учитель постепенно дает ему опыт действовала и отдыха интегрированным, собранным и эффективным образом. Уроки Александера обычно сосредоточены на сидении, стоянии, ходьбе, в дополнение к так называемой «работе за столом», когда ученик ложится и в рухах учителя испытывает ощущения энергетического потока, который удлиняет и расши-ряет тело. Эта работа должна давать ученику ощущение свободы и простора во всех связках, опыт, который постепенно отучает человека от зажимов и напряжений в связках, порождаемых излишними напряжениями в повседнев-ной жизни.Техника Александера особенно популярна среди артистов, танцоровит.п. Она также эффективно используется для лечения некоторых увечий и хро-нических заболеваний.
 
УПРАЖНЕНИЕ
Сейчас, читая эту книгу, вы сидите или лежите. Сознаёте ли вы, как вы держите книгу, как ваши пальцы и рука принимают ее вес. Как вы сидите? Равномерно ли распределяется между ягодицами вес вашего тела? Как вы держите руки? Нет ли лишнего напряжения в груди, плечах, предплечьях, во всем теле?
Не можете ли вы переменить позу на более удобную? Если так, это указывает на то, что ваши привычки в использовании тела не столь эффек-тивны и удовлетворительны, как могли бы быть. Из-за этих привычек мы обычно сидим,'стоим и двигаемся не так, как было бы оптимально, удобно и полезно; войдя в соприкосновение (то есть сознавание) со своим телом, мы можем почувствовать это.
Это упражнение не является, конечно, частью техники Александера как таковой, поскольку она предполагает руководство обученного практика. Но оно может дать вам ощущение динамики использования тела, которое под-черкивает Ал ехсандер.
 

МЕТОД ФЕЛЬДЕНКРАЙЗА

Метод Фельденкрайза предназначен для восстановления естественной грация и свободы движений, которой обладают все маленькие дети. Фель-денкрайз работает с паттернами мышечных движений, помогая человеку най-ти наиболее эффективный способ движения и устранить ненужные мышеч-ные напряжения и неэффективные паттерны, которые вошли в привычку в течение многих лет.
Моше Фельденкрайз получил докторскую степень по физике во Франции и работал в качестве физика до сорока лет. Он глубоко заинтересовался дзю-до я основал первую в Европе шко-лу дзю-до, сформировав собственную систему, Фельденкрайз работал с Ф. М. Александером, изучал йогу, фрейдизм, Гурджиева, неврологию. После Второй мировой войны он посвя-тил себя работе с телом.
 
Фельденкрайз использует множе-ство упражнений, меняющихся от урока к уроку. Они обычно начинаются с не-больших движений, постепенно соеди-няющихся в большие и более сложные паттерны. Цель состоит в том, чтобы развить легкость и свободу движений в каждой части тела.
Фельденкрайз указывает, что нам нужно принять большую ответствен-ность за себя, понять, как действует наше тело, научиться жить в соответствии с нашей естественной конституцией и нашими способностями. Он отмечает, что нервная система прежде всего за-нимается движением, и что паттерны движения отражают состояние нерв-ной системы. Каждое действие вклю-чает мышечную деятельность, вклю-чая смотрение, говорение, даже слушание (мышцы регулируют натя-жение барабанной перепонки, приспо-сабливаясь к уровню громкости). Фельденкрайз подчеркивает необхо-димость научиться расслабляться и находить собственный ритм, чтобы преодолеть дурные привычки в использовании тела. Мы должны освободить-ся, играть, экспериментировать с движением, чтобы научиться чему-то ново-му. Пока мы находимся под давлением,- или в напряжении, или Б спешке, мы не можем научиться чему-либо новому. Мы можем, лишь повторять старые паттерны. Упражнения Фельденкрайза обычно разбивают кажущуюся про-стой деятельность наряд связанных движений, чтобы выявить старый паттерн и развить новый, более эффективный способ выполнения той же деятельно-сти.
 
Фельденкрайз указывал, что всякая человеческая деятельность проходят три стадии. Первая - естественный способ, например то, как ребенок учится говорить, ходить, драться, танцевать. Далее следует индивидуальная стадия, на которой многие люди развисают собственный, особый и личный способ выполнения действий, который появляется естественно. Наконец, наступает третья стадия, изучаемого метода, на которой действие выполняется в соот-ветствии с системой или особым методом, и перестает быть естественным.
 
Усвоенный систематический метод обладает, разумеется, преимущества-ми эффективности и возможностью развития высокого уровня выполнения. Вряд ли кто-нибудь захочет, например, учиться «естественно», на своем опы-те, водить автомобиль или управлять самолетом. Однако преобладание фор-мального обучения в нашей цивилизации ведет к преобладанию профессио-нализма в тех областях, которые были естественными во все времена человеческой истории. Сконструированные сознательно системы заняли ме-сто индивидуального, интуитивного научения; действия, которые выполня-лись естественно, становятся профессиями для специалистов. Многие люди сегодня не будут даже пробовать сами научиться играть на музыкальном инструменте, плавать, прыгать в высоту или рисовать. Люди могут говорить, что они не могут петь или танцевать, потому что не учились зтому, хотя все эти действия ранее рассматривались как естественные функции. Работа Фельденкрайза направлена на восстановление связей между дви-гательными участками коры головного мозга и мускулатурой, которые сокра-щены или испорчены дурными привычками, напряжениями и другими нега-тивными влияниями. Цель состоит в том, чтобы создать в теле способность двигаться с минимумом усилий и максимумом эффективности, не посредст-вом увеличения мускульной силы, а посредством возрастающего понимания того, как тело работает. По Фельденкрайзу возрастающее сознавание и подвижность могут быть достигнуты посредством успокоения и уравновешива-ния работы двигательных участков коры. Чем более кора активна, тем менее мы сознаем тонкие изменения в деятельности. Фельденкрайз указывает, что этот принцип уже обнаруживается в законе Вебера-Фехнера, утверждающем, что всякое замечаемое изменение стимула пропорцион&чьно интенсивности стимула-то есть, чем сильнее стимул, тем больше его изменение необходимо, чтобы заметить разницу. Например, если вы участвуете в переноске рояля, вы вряд ли заметите, что на него села муха, или даже если кто-то положит на него небольшую книжку. Уравновешивая работу коры и уменьшая уровень возбуж-дения, Фельденкрайз обнаружил, что мы можем достигнуть чрезвычайно расширенного сознавания и становимся способными пробовать новые сочета-ния движений, которые были невозможны, когда связи между корой и муску-латурой были замкнуты предписанными ограниченными паттернами.
 
УПРАЖНЕНИЕ: ПОВОРАЧИВАНИЕ ГОЛОВЫ
Сидя на полу или на стуле, медленно поверните голову направо, без напряжения. Заметьте, насколько голова поворачивается, насколько вы мо-жете видеть что-то сзади. Поверяйтесь обратно, вперед.
Снежа поверните голову направо. Оставляя голову в покое, поверните глаза направо. Посмотрите, может ля голова больше повернуться направо. Повторите три-четыре раза.
 
Поверните голову направо. Теперь повернитесь плечами направо и по-смотрите, можете ли вы повернуть голову еще больше назад. Повторите три-четыре раза.
Поверните голову направо. Теперь сдвиньтесь бедрами вправо, и посмот-рите, можете ли вы повернуть голову еще дальше назад. Повторите три-че-тыре раза
Наконец, поверните голову направо, и, не меняя больше ее положения, сдвиньте глаза, плечи и бедра направо. Насколько далеко вы теперь можете повернуть голову?
 
Теперь поверните голову налево. Посмотрите, насколько далеко вы мо-жете ее повернуть. Повторите каждый шаг упражнения, которое вы продела-ли в правую сторону, но только в уме. Представьте себе движение головы и движение глаз налево, и т.д., каждый шаг по три-четыре раза. Теперь повер- • ните голову налево и сдвиньте глаза, плечи и бедра налево. Как далеко вы можете теперь повернуться?
 

ЧУВСТВЕННОЕ СОЗНАВАНИЕ

Систему под таким названием преподают в США Шарлотта Селвер и Чарльз Брукс с небольшим количеством учеников. Они опираются на работу Эльзы Гиндлер к XauHpiixa Якоби - европейских учителей м-с Селвер. «Эта работа направлена на изучение нашего целостного органического функцио-нирования в мире, который мы воспринимаем, частью которого мы являемся -нашей личной экологии; как мы совершаем наши действия, как относимся к людям, к ситуациям, объектам. Мы стремимся найти, что естественно в этом функционировании, а что обусловлено; что есть наша природа, которую эволюция создала, чтобы мы были в соприкосновении с остальным миром, а что стало "второй природой", как Шарлотта это часто называет, которая изолирует нас».
 
Чувственное сознавание - это процесс научения возвращаться Б соприкос-новение с нашими телами и чувствами, со способностями, которыми мы рас-полагали, будучи детьми, но утеряли во время формального обучения. Роди-тели реагируют на детей с точки зрения собственных идей и предпочтений, вместо того чтобы пытаться почувствовать, что может помочь реальному развитию ребенка. Детей учат, какие вещи и какие действия «хороши» для них, как долго им нужно спать и что они должны есть, вместо того, чтобы предо-ставить им судить об этом по своему собственному опыту. «Хороший» ребенок научается приходить, когда мама зовет, прерывать свой естественный ритм, сокращать пребывание на воздухе для удобства родителей и учителей. После так их многочисленных перерывов внутренне присущее ребенку чувство ритма запутывается, также как и внутреннее чувство ценности собственного опыта.
 
Другая проблема детского опыта - совершение усилий. Как много роди-телей, которые хотят, чтобы их ребенок сел, встал, пошел, заговорил так рано, как только возможно! Они не хотят дождаться естественного процесса развития и развертывания способностей. Детей учат, что недостаточно дать вещам происходить, как они происходят; они научаются «стремлению* вместо есте-ственной игры. Они научаются «стараться». Это начинается с неестественного использования родителями детского лепета, с искусственных жестов и шу-мов для общения с ребенком. Своим примером родители учат ребенка, что даже общение не может быть мирным и простым, что нужно нечто насильственное, нечто «сверх», и это отношение проводится во многих других областях.
 
Работа чувственного сознавания фокусируется на непосредственном вос-приятии, научении отличать собственные ощущения и чувства от культурно и социально привитых образов, которые столь часто перекрывают или извра-щают опыт. Простая деятельность ощущения может дать ошеломляющий и богатый опыт, тот опыт, от которого мы часто отрезаем себя, живя «в голове*. Это требует развитие чувства внутреннего мира и покоя, способность давать вещам происходить, оставаясь сознающими без принуждения или попыток изменить что-то. Многие упражнения в системе чувственного сознавания основаны на фун-даментальных человеческих деятельностях - лежании, сидении, стоянии, ходьбе. Эти деятельности представляют естественную возможность открыть свое отношение к окружающему, развить сознательную осведомленность о том, что мы делаем. Сидение на табурете без спинки позволяет почувствовать всю меру поддержки, ощутить силу тяжести и внутренние жизненные процес-сы, которые происходят по отношению к этим и другим силам. Стояние также предлагает богатые возможности для ощущений. Мало кто умеет стоять удобно, стоять ради самого стояния; большинство из нас рассматривает сто-яние как. начальную точку для других деятельностей - ходьбы, бега и т.д. Стояние позволяет исследовать уравновешивание, попытаться изменить при-вычные положения и позы на новые способы координации и бытия.
 
Еще один аспект чувственного сознавания включает взаимодействие с другими. Многие люди должны учиться, как прикасаться друг к другу и как принимать прикосновение. Можно исследовать различные способы прикос-новения: легкий толчок, шлепок, поглаживание и пр. Качество прикосновения может обнаружить застенчивость, агрессивность, вялость, беспокойство и пр.
 
Большинство упражнений чувственного сознавания имеют внутреннюю, медитативную ориентацию. Селвер и Брукс указывают, что по мере постепен-ного развития внутреннего покоя, ненужные напряжения и ненужная деятель-ность уменьшаются, восприимчивость к внутренним и внешним процессам усиливается; происходят и другие изменения во всей личности. «Чем ближе мы подходим к такому состоянию великого равновесия в каплей голове, тем спокойнее мы становимся, тем более наша голова "проясняется", тем легче и сильнее мы себя чувствуем. Энергия, ранее связанная, все более и более оказывается в нашем распоряжении. Давление и спешка превращаются в свободу и скорость. Мы чувствуем большее единство с миром, в котором раньше нам приходилось "брать барьеры". Мысли и идеи приходят в ясное сознание, вместо того, чтобы быть "создаваемыми"... Мы можем позволить переживаемому быть более полно воспринятым и созреть в нас».
 
УПРАЖНЕНИЕ: СОЗНАВАНИЕ ТЕЛА ЛЕЖА
Лягте на пол и расслабтесь. Не торопите ваше сознавание; переживаемое придет в свое время. Вы можете почувствовать пол, который «давит» на какую-то часть вашего тела, свободу в одних участках и зажимы в других. Один почувствует себя легким, другой тяжелым. Кто почувствует себя осве-женным, другой - усталым. Получайте и принимайте все приходящее изнутри и извне без оценки и без «этикеток». Не нужно думать, что «плохо» чувство-вать зажимы или «правильно» быть свободным. Здесь эти категории непри-годны, потому что это упражнение переживания, опыта.
По мере того как уменьшается «ожидание» чего-то, ощущения становятся более богатыми и полными. Вы можете начать сознавать изменения, которые происходят сами по себе. Напряжения ослабятся, пол станет более удобным. Вы можете начать сознавать свое дыхание и изменения в нем.
 

ПРОБУЖДЕНИЕ ЧУВСТВОВАНИЯ

Одна из наиболее популярных книг, возникших в движении человеческой потенциальности - «Релаксация ощущений» Бернарда Гунтера. Эта книга основана на работе, которую Гунтер в течение нескольких лет проводил в Исалене. Она содержит множество прекрасных упражнений, помогающих людям почувствовать свое тело и соприкоснуться со своими чувствами, нау-читься прикасаться к другим и принимать прикосновения, нести других и быть несомым другими (на работу Гунтера большое влияние оказала Шарлотта Селвер). Книга У. Шютца «Радость» также содержит много прекрасных уп-ражнений, а также комментарии и ре-акции участников его работы. Она так-же была бестселлером среди участников движения человеческой потенциальности.
Эти упражнения используются многими терапевтами и руководителя-ми групп по всей стране; это прекрасные инструменты, которые помогают людям глубже сознавать себя и мир вокруг.
 
Упражнения включают похлопывания и мягкие пошлепывания собствен-ного тела, других, растяжки, разные виды массажа и др. Они не составляют систему роста как таковые, но кажутся очень эффективными для «разогрева», пробуждения чувства интимности и доверия в группе. Они могут также быть полезны при интеллектуальных или эмоциональных тупиках; работа с телом и чувствами часто может преодолеть тупик.
 
УПРАЖНЕНИЕ: ПРОГУЛКА ВСЛЕПУЮ
Это упражнение можно выполнять вдвоем, или в группе, разбившись на пары. Одному участнику пары завязывают глаза, другой ведет его на «иссле-довательскую» прогулку, минут 20-30.
Оба должны сохранять молчание во всё время передвижения. Ведущий обводит партнера вокруг препятствий и старается предоставить ему как мож-но более интересного опыта: прикосновений, запахов, ощущений различных фрагментов окружающего.
Затем поменяйтесь ролями.
Потом обменяйтесь впечатлениями.
Это упражнение дает возможность углубить взаимодействие с миром посредством чувств, которые мы обычно недооцениваем. Оно может позво-лить по-новому оценить запахи и ощущения в мире вокруг их. Прогулка вслепую помогает также развить чувство доверия другому, ставит нас в поло-жение значительной зависимости от другого. Ведущему онадает возможность развить чувство заботы и эмпатии, когда он старается дать партнеру макси-мально возможно интересный опыт.
 

ОЦЕНКА

Различные системы, ориентированные на тело, развившиеся независимо в разных местах земного шара, имеют много общего. Они отстаивают так называемое «недеяние», то есть давание телу действовать естественно и легко. Все они предпочитают релаксированные действия напряженным, все стараются научить человека уменьшить привычные напряжения в теле. Все эти системы рассматривают тело и ум как одно целое, текущий психофизиологический процесс, в котором изменения на любом уровне воздействуют на остальные части.
 
Есть и интересные различия между этими системами. Каждая, по-види-мому, специализируется на несколько особой области физического функци-онирования. Райхианская и биоэнергетическая работа имеет дело с эмоцио-нально нагруженными блоками в теле, рольфинг восстанавливает структуру линий тела, которые могли быть нарушены физической травмой или по иным причинам. Работа Александера центрируется более на использовании тела, чем на его структуре, метод Фельденкрайза также, однако его упражнения содержат значительно более сложные паттерны поведения, чтобы восстано-вить физическую эффективность и грацию. Чувственное сознавание и релак-сация чувств концентрируются на ощущениях, на прикосновениях, на лучшем сознавании тела и мира вокруг нас.
Все эти системы стремятся научить человека быть более релаксирован-ньш, более «естественным» как в отдыхе, так и в действии. Все они озабочены устранением ненужных напряжений, которые мы несем в себе и с собой, стараются возвратить нас к действию в «недеянии», в котором мы учимся давать телу действовать естественно и эффективно, ане напрягать, нетянуть, не стараться. Все эти системы сходятся в том, что нам не нужно учиться чему-то совершенно новому или развивать новые мышцы. Наиболее важно -отучиться от дурных привычек, которые возникают у нас в детстве и позже, вернуться к естественной мудрости, координации и равновесию тела.
Фельденкрайз М.
 

ПОНИМАНИЕ ПРИ ДЕЛАНИИ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Мы действуем в соответствии с образом себя. Этот образ себя, который управляет каждым нашим действием, определяется тремя факторами (в раз-личных соотношениях): наследственностью, воспитанием и самовоспитани-ем.
Наследуемая часть менее всего поддается изменению. Биологические особенности индивидуума - особенности нервной системы, костной структу-ры, мускулов, желез, кожи, органов чувств - определены его физической наследственностью задолго до того, как он начинает осознавать себя. Но образ себя развивается из его действий и реакций в нормальном течении опыта.
 
Воспитание и образование определяют язык и задают паттерны представ-лений и реакций, присущие определенному обществу. Эти представления и реакции различны в различной среде, они не характеризуют человечество как вид, будучи характерными для определенных групп индивидуумов.
Воспитание в значительной степени определяет направление нашего са-мозоспитания к самообразования - наиболее активного элемента в нашем развитии. С другой стороны, наше самовоспитание влияет на то, как мы воспринимаем внешнее воспитание и образование, как и выбор материала для обучения. Воспитание и самовоспитание, образование и самообразование про-текают во взаимной связи. В первые недели жизни воспитание сводится к впитыванию окружающего, и самовоспитание практически отсутствует; оно состоит лишь в отказе или сопротивлении по отношению к тому, что перво-начально чуждо и неприемлемо для наследственных особенностей индиви-дуума.
 
По мере роста детского организма самовоспитание прогрессирует. Ребе-нок постепенно обретает индивидуализированные характеристики. Он начи-нает выбирать объекты и действия в соответствии со своей природой. Он уже не принимает всего, что обучение пытается ему навязывать. Навязываемое
Печатается по «Feldenkrais M. Awareness through movement. New York, 1972. - Перев. М.П. Папуша. воспитание и индивидуальные склонности вместе задают тенденции привыч-ного поведения и действий.
 
Из трех факторов, определяющих наш образ себя, лишь самообразование до некоторой степени находится в наших руках. Наша физическая наследст-венность нами не выбирается, воспитание и образование также навязываются нам; даже самовоспитание не целиком произвольно в ранние годы; оно зави-сит от относительной силы наследственности, индивидуальных характери-стик, эффективности работы нервной системы, упорства и серьезности отно-шения. Наследственность делает каждого из нас уникальным индивидуумом в отношении физической структуры, внешности и способов действовакня. Воспитание делает каждого из нас членом определенного человеческого общества и стремится сделать нас настолько похожими на всех остальных членов этого общества, насколько это возможно. Общество диктует нам то, как мы одеваемся, делая налгу внешность похожей на внешность всех других. Давая нам язык, оно заставляет нас выражать себя таким же образом, каким выражают себя другие. Оно прививает нам паттерны поведения и ценности, -и поэтому наше самовоспитание рискует также стремиться сделать нас похо-жими на всех других.
 
В результате самовоспитание, которое является активной силой, работа-ющей на индивидуальность и расширяющей унаследованные различия в об-ласти действия, в значительной степени стремится сделать наше поведение похожим на поведение других. Существенный недостаток нынешнего воспи-тания состоит в том, что оно основано на древней и часто примитивной практике, уравнивающая цель которой была не осознанной и неясно й. Однако, поскольку у такого воспитания нет иной цели, кроме как формировать при-спосабливаемо сть индивидуумов, оно не может полностью подавить самовос-питание. И все же даже в развитых странах, в которых методы воспитания и образования постоянно совершенствуются, имеетместо возрастающая одинаковость мнений, внешностей, амбиций и пр. Развитие массовой коммуникации и ложно понятой идеи социального равенства также вносят свой вклад в стирание индивидуальных различий.
Современное знание в области воспитания и психологии дало возмож-ность профессору Скиннеру, гарвардскому психологу, демонстрировать ме-тоды получения индивидуумов, которые «удовлетворены, способны., образо-ваны, счастливы и способны к творчеству». Это действительно цель воспитания и образования, даже если это выражается не всегда столь определенно. Скиннер, конечно, прав относительно эффективности методов, и мож-но не сомневаться, что со временем станет возможным создавать существа в форме человека, которые образованы, организованы, удовлетворены и счаст-ливы, если использовать все знания в области биологической наследственно-сти. Можно даже научиться создавать различные типы таких существ, чтобы удовлетворить все потребности общества.
Эта «утопия», которая имеет шанс воплотиться в недалеком будущем, является логическим следствием нынешней ситуации. Чтобы придти к ее воплощению, нужно лишь создать биологическое единообразие и применить подходящие воспитательные средства, чтобы исключить самообразование.
 
Многие полагают, что общество более важно, чем индивидуумы, из кото-рых оно состоит. Тенденции к усовершенствованию общества можно наблюдать почти во всех развитых странах; различия касаются лишь методов, изби-раемых для достижения этой цели. Кажется общепринятым, что самое важное - это усовершенствовать социальный процесс работы, производства, предо-ставления всем равных возможностей. В каждом обществе заботятся о том, чтобы воспитание подрастающего поколения создавало качества, делающие возможным общество, однородное, насколько это возможно, чтобы это обще-ство функционировало без всяких «возмущений».
Может быть, эти тенденции общества соответствуют эволюционным тен-денциям человеческого рода. Если это так, каждый должен направить свои усилия на достижение этих целей.
 
Однако если мы на время оставим представления об обществе и обратимся к человеку как таковому, мы увидим, что общество - не просто сумма людей, которые его составляют; с точки зрения-индивидуума оно имеет иное значе-ние. Оно значимо для него, прежде всего, как поле, в котором он должен продвигаться, чтобы быть принятым в качестве ценного члена, так что его ценность в собственных глазах зависит от его положения в обществе. Обще-ство значимо для индивидуума также как поле, на котором он может прояв-лять СБОИ индивидуальные качества, развивать и выражать свои частные личные склонности, органичные для его индивидуальности. Органические черты, основанные на биологической наследственности, и их выражение, существенны для наилучшего функционирования организма. Поскольку тен-денция к единообразию в нашем обществе создает бесчисленные конфликты с индивидуальными особенностями, приспособление к обществу может быть осуществлено либо ценой подавления индивидуальных органических потреб-ностей, либо посредством отождествления индивидуума с потребностями общества, что может зайти столь далеко (при том, что сам человек не сознает навязанности ему этих потребностей), что он чувствует себя не в своей тарел-ке, если не может вести себя в соответствии с ценностями общества.
 
Общественное воспитание осуществляется одновременно в двух направ-лениях. Оно подавляет любую нонконформистскую тенденцию посредством наказания или отказа в поддержке, и одновременно оно внушает индивидууму ценности, принуждающие его преодолевать и отвергать спонтанные желания. Эти условия заставляет большинство взрослых сегодня жить в маске - маске личности, которую индивидуум пытается представить другим и самому себе. Любое спонтанное стремление или желание подвергается строгой внутрен-ней критике, если оно обнаруживает органическую природу индивидуума. Эти стремления и желания вызывают тревожность и угрызения совести, индивидуум стремится подавить желание реализовать их. Единственная ком-пенсация, делающая жизнь выносимой несмотря на эти жертвы, - это соци-альное признание, получаемое индивидуумом, добившимся успеха. Потребность в постоянной поддержке окружающих столь велика, что боль-шинство людей тратят большую часть своей жизни на укрепление своих масок. Повторяющийся успех побуждает людей продолжать этот маскарад.
 
Этот успех должен быть видимым и включать постоянное социальное продвижение. Если этого не происходит, не только жизненные условия ста-новятся труднее, но ценность человека уменьшается в его собственных глазах до такой степени, что это начинает угрожать его психическому и физическому здоровью. Человек не дает себе возможности отдохнуть, даже если он обладает материальным достатком. Действия и порождающие их импульсы -необходимые для поддержания маски без трещин и проколов, чтобы человека за ней не было видно - не основаны ни на каких органических потребностях. В результате, удовлетворение, получаемое от этих действий, даже если они успешны - это не живительное органическое удовлетворение, а нечто весьма поверхностное и внешнее.
 
Постепенно человек убеждает себя, что признание обществом его успеха должно давать и дает ему органическое удовлетворение. Часто индивидуум настолько приспосабливается к своей маске, настолько полно с ней отожде-ствляется, что уже не чувствует ни органических импульсов, ни органических удовлетворений. Это порождает трещины и нарушения в семейных и сексу-альных отношениях; может быть они всегда присутствовали, но замазывались социальным успехом. Действительно, частная органическая жизнь и удовлет-ворение потребностей, основанных на сильных органических импульсах, поч-ти совершенно не существенны для успешного существования маски и ее социальной ценности. Большинство людей проживает достаточно активную и удовлетворительную жизнь за своей маской, чтобы более или менее безбо-лезненно подавлять ощущение пустоты, возникающее, когда они останавли-ваются и прислушиваются к своему сердцу.
 
Не все преуспевают в занятиях, которые общество считает важными, до такой степени, чтобы успешно жить жизнью маски. Многие из тех, кто в юности не сумел приобрести профессию или занятие, обеспечивающие до-статочный престиж для маски, утверждают, что они ленивы и не обладают характером или настойчивостью, чтобы чему-нибудь научиться. Они пробуют то или иное,, одно за другим, переходят от одного занятия к другому, неизмен-но считая себя пригодными к тому, что подвернется следующим. Они, может быть, не менее одарены, чем другие, но также привыкли не учитывать свои органические потребности, поскольку не могут найти подлинного интереса к какой бы то ни было деятельности. Они могут наткнуться на что-нибудь, что задержит их долее другого, и могут даже обрести известное умение. Но их занятие все же случайно, хотя оно и дает им опору в обществе и ощущение собственной ценности. В то же время ненадежность самооценки заставляет их искать успеха в других областях, например в беспорядочной сексуальной жизни. Эта беспорядочность, параллельная постоянной смене работы, под-держивается одним и тем же механизмом веры в какую-то специальную собственную одаренность. Это поднимает их ценность в собственных глазах и дает им хотя бы частичное органическое удовлетворение, - достаточное, чтобы пробовать снова и снова.
 
Самовоспитание, - которое, как мы видели, не совершенно независимо, -порождает также структурные и функциональные конфликты. Многие люди страдают нарушением пищеварения, выделения, дыхания, патологиями кост-ной струтуры. Временные улучшения, достигаемые в отношении этих болез-ней, дают столь же временное возрастание жизненности, за которым, как правило, следует период ухудшения здоровья и состояния духа.
Очевидно, что из трех факторов, определяющих в целом поведение чело-века, только самовоспитание поддается волевому усилию. Вопрос в том, до какой стпени, и, в особенности, каким образом человек может себе помочь. Большинство людей будут искать консультации специалиста - лучший способ в серьезных случаях. Однако большая часть людей вообще не ощущает потребности в этом и не имеет желания это делать; неясно, чем специалист мог бы им помочь. В конце концов, помощь самому себе - единственный путь, открытый каждому.
 
Этот путь может быть сложным и трудным, но для каждого, кто чувствует потребность в изменении и улучшении - это возможно, если только помнить, что нужно ясно понимать некоторые вещи, чтобы процесс не стал невыпол-нимым.
С самого начала нужно ясно понимать, что процесс учения нерегулярен, он состоит из ступеней, и на этом пути будут спады также, как и шаги вверх. Это относится даже к такому простому делу, как выучивание стихотворения наизусть. Можно выучить его сегодня и совершенно ничего не помнить завтра; а через несколько дней, без всякой дополнительной работы, оно может вне-запно вспомниться целиком. Через несколько месяцев, в течение которых человек не вспоминал об этом стихотворении, краткое напоминание может целиком восстановить выученное. Следовательно, нас не должно обескура-живать то, что в какой-то момент покажется, что мы оказались в том же положении, в каком были вначале; постепенно регрессии будут становиться более редкими, а возвращения к улучшенному состоянию легче.
 
Далее, следует понимать, что по мере изменений в себе могут обнару-житься новые, до сих пор незамечавшейся трудности. Ранее сознание не могло их видеть - из страха или из-за боли, которую они причиняют; по мере укрепления уверенности в себе трудности начинают замечаться.
Большинство людей делает попытки улучшить или исправить что-то в себе, даже если эти попытки не сознаются. Средний человек доволен своими достижениями и полагает, что ему достаточно нескольких гимнастических упражнений для исправления, нескольких замечаемых недостатков. Все, что' было сказано в этом предисловии, как раз адресовано этому среднему чело-веку - тому, кто полагает, что все это его не касается.
По мере того, как человек достигает улучшения себя, в нем обнаружива-ются различные стадии развития, и средства усовершенствования становятся все более рафинированными. В этой книге я детально описываю первые шаги, предоставляя читателю в дальнейшем продолжать развитие по своему усмотренкю.
 
ОБРАЗ СЕБЯ
'ДИНАМИКА ИНДИВИДУАЛЬНОГО ДЕЙСТВИЯ
Все мы говорим, двигаемся, думаем и чувствуем по-разному, каждый в соответствии с тем образом себя, который он построил за годы своей жизни. Чтобы изменить образ действия, нужно изменить образ себя, который мы несем в себе. Это включает изменение динамики реакций, а не просто замену одного действия другим. Такое изменение подразумевает не только изменение образа себя, но и изменение природы мотивации в мобилизацию всех частей тела, которые затронуты действием.
Эти изменения порождают заметную разницу в том, как каждый выполня-ет одни и те же простые действия - писание и говорение, например.
 
ЧЕТЫРЕ КОМПОНЕНТА ДЕЙСТВИЯ .
Наш образ состоит из четырех компонентов, вовлеченных в каждое дей-ствие: движение, ощущение, чувствование и мышление. Доля каждого ком-понента в том или ином действии различна, так же как различны люди, выполняющие действие, но в какой-то степени каждый компонент присутст-вует в каждом действии.
Чтобы думать, например, человек должен бодрствовать и знать, что он бодрствует, а не спит; он должен ощущать свое физическое положение относительно поля тяготения. Таким образом, движение, ощущение и чувст-вование вовлечены в думание.
Чувствуя себя сердитым или счастливым, человек должен находиться в определенной позе и в определенных отношениях к другому существу или объекту. Таким образом, он должен двигаться, ощущать и мыслить.
 
Чтобы ощущать - видеть, слышать или ощущать тактильно - человек должен быть заинтересованным, испуганным или заметившим нечто, что его касается. То есть он должен двигаться, чувствовать и думать.
Чтобы двигаться, он должен использовать по крайней мере одно из своих чувств, сознательно или бессознательно, что включает чувствование и мыш-ление.
Если хотя бы один из этих элементов действия уменьшается до исчезно-вения, само существование оказывается под угрозой. Трудно поддерживать жизнь даже на короткое время без всякого движения. Нет жизни, если суще-ство лишено всяких ощущений. Без чувствования нет импульса жить; лишь чувствование удушья заставляет нас дышать. Без .минимума рефлексивной мысли даже таракан долго не проживет.
 
ИЗМЕНЕНИЯ ФИКСИРУЮТСЯ КАК ПРИВЫЧКИ
В действительности наш образ себя не остается постоянным. Он изменя-ется от действия к действию, и эти изменения постепенно становятся привыч-ками, то есть действия постепенно обретают фиксированный неизменный характер.
В начале жизни, когда образ только еще устанавливается, изменения часты и значительны. Новые формы действия, которые еще вчера были ре-бенку недоступны, сегодня быстро осваиваются. Ребенок, например, начинает видеть через несколько недель после рождения; в определенный момент он научается стоять, ходить, разговаривать. Его опыт, вместе с наследственно-стью, медленно формируют индивидуальные способы стояния, ходьбы, гово-рения, чувствования, слушания и выполнения всех других действий, состав-ляющих субстанцию человеческой жизни. И хотя со стороны жизнь одного человека может быть очень похожей на жизнь другого, при близком рассмотрении они оказываются совершенно различными. Нам, следовательно, нужно употреблять слова и понятия таким образом, чтобы они были более или менее одинаково применимы к каждому.
 
КАК ФОРМИРУЕТСЯ ОБРАЗ СЕБЯ
Рассмотрим более детально двигательный аспект образа себя. Инстинкт, чувствование и мышление связаны с движением, так что их роль с созданием образа себя также проявится в таком рассмотрении.
Стимуляция определенных клеток двигательной зоны коры головного мозга задействует определенную мышцу. Сегодня известно, что соответствие м ежду определенными клетками коры и определенными мышцами не являет-ся абсолютным и исключительным. Тем не менее, можно полагать, что суще-ствует достаточно экспериментальных подтверждений, что определенные нервные клетки коры активируют определенные мышцы по крайней мере в основных элементарных движениях.
 

ИНДИВИДУАЛЬНОЕ И СОЦИАЛИЗИРОВАННОЕ

ДЕЙСТВИЕ
 
Новорожденный ребенок не может делать практически ничего из того, что он будет способен делать как взрослый член человеческого общества; но он может делать практически все, что делает и взрослый человек в качестве индивидуума: он может дышать, есть, переваривать пищу, выделять ненуж-ное; его тело может организовывать все биологические и физиологические процессы, кроме полового акта. Впрочем, сейчас полагают, что взрослая сексуальность также развивается из ранней детской ауто-сексуальности, что позволяет объяснить многие неадекватности в этой сфере как недостаточное развитие индивидуальной сексуальности в социализированную.
 
КОНТАКТ С ВНЕШНИМ МИРОМ
Контакт новорожденного с внешним миром устанавливается в основном посредством губ и рта; так он узнает свою мать. Он начинает использовать руки в помощь работе рта и губ и познает на ощупь то, что уже знает губами и ртом. Потом он постепенно обнаруживает различные части своего тела в их отношении друг к другу, и таким образом формируются его первые представ-ления о расстояниях и пространстве. Время открывает ему себя в координации процессов дыхания и глотания, которые связаны с движениями губ, рта, челю-стей, ноздрей и прилегающей области.
 
ОБРАЗ СЕБЯ В ДВИГАТЕЛЬНОЙ КОРЕ
Если мы обрисуем область коры головного мозга месячного ребенка, которая активирует мышцы, послушные его развивающейся воле, мы получим форму, напоминающую форму его тела, - .но таким образом представлена только область произвольных движений, а йе анатомическая конфигурация частей его тела. Мы увидим, что губы и рот занимают большую часть обрисо-ванной области. Антигравитационные мускулы, - те, которые поддерживают тело вертикально - еще не поддаются произвольному управлению. Мышцы рук также лишь временами отвечают произвольными движениями на импуль-сы. Мы получаем функциональную картину, в которой человеческое тело представлено четырьмя тонкими линиями для конечностей, соединенных также тонкой и короткой линией, соответствующей туловищу, губы же я рот занимают большую часть этой картины.
 
КАЖДАЯ НОВАЯ ФУНКЦИЯ ИЗМЕНЯЕТ КАРТИНУ
Если мы перерисуем теперь эту картину для ребенка, который научился уже ходить, а потом - писать, мы получим каждый раз иные функциональные образы. Губы и рот вновь будут занимать значительное место, поскольку добавилась функция говорения, занимающая язык, рот и губы. Появляется новая значительная область, связанная с большими пальцами, причем об-ласть, связанная с правым большим пальцем, значительно превосходит ту, которая соответствует левому. Большой палец принимает участие практиче-ски в каждом движении руки, в особенности -• в письме, так что область, соответствующая большому пальцу, превосходит те, которые соответствуют другим пальцам.
 
МЫШЕЧНЫЙ ОБРАЗ В МОТОРНОЙ ЧАСТИ КОРЫ УНИКАЛЕН У КАЖДОГО ИНДИВИДУУМА
Продолжая рисовать такие картинки, мы заметим, что они не только меняются со временем, но что они сильно различаются у различных индиви-дуумов. Если, например, человек не учился писать, области, связанные с большим пальцем, менее развиты. Области, связанные с другими пальцами, окажутся более развиты у человека, который учился игре на музыкальных инструментах. Люди, изучавшие несколько языков, или учившиеся пению, обнаружат большее развитие областей, связанных с дыханием, языком, ртом и т.д.
 
МЫШЕЧНЫЙ ОБРАЗ ОСНОВАН НА НАБЛЮДЕНИИ
В результате многочисленных экспериментов физиологи обнаружили, что по крайней мере в основных движениях затрагиваемые клетки коры свя* зываются в формы, напоминающие тело; они назвали это «гомункулусом». Это составляет значимую основу для понятия «образа себя», по крайней мере в отношении основных движений. У нас нет подобных экспериментальных свидетельств относительно ощущений, чувствований и мышления.
 
НАШ ОБРАЗ СЕБЯ МЕНЬШЕ, ЧЕМ НАШИ ПОТЕНЦИАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ
Наш образ себя существенно меньше, чем мог бы быть, поскольку он строится лишь из тех групп клеток, которые мы актуально используем. Более того, различные паттерны и комбинации клеток важнее, чем их количество. Человек, изучивший несколько языков, по-видимому использует большее количество клеток и больше их сочетаний. Большинство детей национальных меньшинств мира знают по крайней мере два языка; их образ себя чуть ближе к потенциально возможному, чем у людей, знающих лишь один родной язык.
 
То же относится к другим областям деятельности. В целом наш образ себя гораздо ограниченнее, чем наши возможности. Есть люди, знающие от трид-цати до семидесяти языков. Это указывает, что обычно образ себя занимает лишь около 5 % потенциально возможного. Систематическое наблюдение и работа с около тысячи пациентами, принадлежащими к различным нацио-нальностям и культурным слоям, убедили меня, что это приблизительно и есть та доля, которую мы используем из нашего скрытого потенциала.
 
ДОСТИЖЕНИЕ БЛИЖАЙШИХ ЦЕЛЕЙ ИМЕЕТ НЕГАТИВНЫЙ АСПЕКТ
Негативный аспект стремления к достижению всего лишь ближайших целей состоит в том, что, научившись достигать их, мы перестаем учиться чему-либо еще. Так, например, мы перестаем учиться говорить, как только наша речь становится более или менее понятной; в то же время тот, кто хочет научиться.говорить с ясностью и выразительностью актера, обнаруживает, что для этого необходимо немало лет серьезной работы, и лишь тогда удается приблизиться к достижению максимума потенциально возможного. Процесс ограничения собственных способностей и возможностей заставляет человека обходиться пятью процентами его потенциала и не замечать, что его развитие прервано. Сложность ситуации увеличивается из-за запутанности отношений между ростом и развитием индивидуума и культурой и экономикой общества, в котором он развивается.
 
ОБРАЗОВАНИЕ, КАК ПРАВИЛО, ПРИВЯЗАНО К ОКРУЖАЮЩЕЙ ОБСТАНОВКЕ
Никто не знает целей жизни; и образование и воспитание, которое каждое поколение передает следующему, - не более чем продолжение привычных представлений предыдущего поколения. Жизнь была тяжелой борьбой на начальных стад ияхразвития человечества; природа не благоволит созданиям, которым не хватает внимательного отношения к окружающему. Нельзя игно-рировать и тех значительных социальных трудностей, которые вызываются существованием на земле миллионов людей. В условиях таких напряжений образование-воспитание совершенствуется лишь в отношении необходимого и возможного для того, чтобы новое поколение могло заменить старое при-близительно в тех же условиях.
 
МИНИМУМА РАЗВИТИЯ ИНДИВИДУУМА ДОСТАТОЧНО ДЛЯ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ПОТРЕБНОСТЕЙ ОБЩЕСТВА
Основная биологическая тенденция любого организма состоит в развитии до наибольшей возможной степени своих возможностей. Между тем совре-менное общество довольствуется минимальным развитием индивидуума. Фундаментальное развитие потенциальностей прекращается в раннем отро-честве, поскольку общество требует, чтобы молодое поколение как можно скорее превращалось в полезных членов общества. Образование после ран-него отрочества фактически ограничивается приобретением практических и профессиональных знаний и умений в определенной области. Собственно же развитие продолжается лишь в исключительных редких случаях. Только необычный человек будет продолжать совершенствовать образ себя в направ-лении наибольшего соответствия потенциальным возможностям.
 
ПОРОЧНЫЙ КРУГ НЕПОЛНОГО РАЗВИТИЯ И УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ДОСТИГНУТЫМ
В свете сказанного очевидно, что большинство людей не достигают воз-можности использовать более чем небольшую часть своей потенциальности; меньшинство, которое превосходит большинство, имеет такую возможность не благодаря более высокой потенциальности, а потому, что такие люди научаются использовать большую часть своего потенциала. Нужно, разуме-ется, иметь в виду, что нет двух людей с одинаковой потенциальностью.
Как же создается порочный круг, ограничивающий человеческие способ-ности и в то же время дающий человеку основание чувствовать удовлетворе-ние собственными ограничениями?
 
ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ, ПРЕПЯТСТВУЮЩИЕ РАЗВИТИЮ
В первые годы жизни человек подобен любому другому живому существу в мобилизации различных способностей и использовании всех функций, ко-торые достаточно развиты. Клетки его тела стремятся, как все живые клетки, расти и выполнять свои специфические функции. Это относится и к клеткам нервной системы; каждая из них живет своей особой жизнью, принимая участие в органическом функционировании, для которого она предназначена Тем не менее многие клетки остаются, будучи частями общего организма, бездействующими. Это может быть следствием двух различных причин. В одном случае организм может быть занят действием, которое угнетает одни клетки и мобилизует другие. Если это продолжается более или менее долго,то часть клеток оказывается в более или менее постоянном угнетении. В дротом случае некоторые потенциальные функции могут вообще не достиг-нуть зрелости. У организма могло не быть повода обратиться к ним либо потому, что он не придает км никакой ценности, либо потому, что его потреб-> кости ведут его в других направлениях. Действительно, социальные условия позволяют организму функционировать в качестве полезного члена общества без малейшего стремления развивать свои возможности как целого.
 
ЧЕЛОВЕК ОЦЕНИВАЕТ СЕБЯ В СООТВЕТСТВИИ СО СВОЕЙ ЦЕННОСТЬЮ ДЛЯ ОБЩЕСТВА
Стремление к усовершенствованию общества в наши дни ведет к недоо-ценке, чуть ли не отрицанию самого человеческого материала, из которого состоит общество. Дело не в цели как таковой, - которая как таковая конструктивна, - но в том, что индивидуумы, справедливо или нет, начинают отож-дествлять образ себя с ценностью для общества. Даже освободившись от воспитателей, человек не пытается, отличать себя от паттерна, навязываемого ему окружением. Таким образом общество составляется из людей, все более похожих друг на друга в своих целях и в своем поведении. Несмотря на очевидный факт внутренних различий между людьми, мало кто рассматрива-ет себя безотносительно к тому, как оценивает его общество. Это похоже на старание засу1гуть колышек квадратного сечения в круглое отверстие: инди-видуум стремится сгладить, стереть свои биологические особенности, отчуж-дая себя от своих внутренних потребностей. Он засовывает себя в это круглое отверстие, он уже активно хочет ему соответствовать, потому что, если ему это не удастся, его ценность в собственных глазах упадет, и он лишится оснований для дальнейшей инициативы. Эти соображения нужно иметь в виду, чтобы вполне оценить возможное отношение индивидуума к себе, когда он стремится к собственному росту, развитию собственных особых качеств и достижению плодотворности.
 
ОЦЕНКА РЕБЕНКА ПО ЕГО ДОСТИЖЕНИЯМ ЛИШАЕТ
ЕГО СПОНТАННОСТИ
В самые ранние годы ребенка ценят - во многих случаях, по крайней мере, - не за его достижения, а просто как его самого. В тех семьях, где это так, ребенокразвивается в соответствии со своими индивидуальными склонностя-ми и способностями. В семьяхже, где ребенка оценивают по его достижениям, ребенок рано теряет спонтанность. Такие дети становятся взрослыми, не пережив отрочества. Такие взрослые время от времени чувствуют бессозна-тельную жажду отрочества, которого им не хватило, желание найти в себе те инстинктивные способности, которым в юности они не дали развиться.
 
САМОУСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СВЯЗАНО С ПРИЗНАНИЕМ СОБСТВЕННОЙ ЦЕННОСТИ
Валено понимать, что, если человек хочет улучшить свой образ себя, он должен прежде всего научиться ценить себя как индивидуума, даже если его недостатки в качестве члена общества кажутся ему преобладающими над положительными качествами.
Можно поучиться у людей, обладающих врожденными или полученными в детстве увечьями, как они умеют оценивать себя перед лицом очевидных недостатков. Те, кто сумел найти в себе достаточное достоинство и обрел устойчивое самоуважение, могут достичь высот, больших чем нормальный здоровый человек. Те же, кто ощущает свою неполноценность в связи с увечьем и пытается преодолеть его посредством лишь силы воли, вырастают в людей тяжелых и озлобленных, стремящихся отомстить всем подряд - тем, кто не виноват в их судьбе и по существу ничего не может для них сделать.
 
ДЕЙСТВИЕ СТАНОВИТСЯ ОСНОВНЫМ СРЕДСТВОМ САМОУСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
Признание собственной ценности важно в начале работы над собой, но чтобы добиться реальных улучшений, нужно поместить его на второй план. Пока самооценка не перестанет быть основным мотивом, никакое улучшение не сможет удовлетворить индивидуума. В действительности, по мере того как человек растет и совершенствуется, центр его интересов перемещается в то, что и как он делает, и все менее важным становится вопрос, кто это делает.
 
ТРУДНО ИЗМЕНИТЬ ПРИВЫЧНЫЙ СПОСОБ ДЕЙСТВОВАНИЯ
Человек обычно рассматривает образ себя как нечто, навязанное ему природой, хотя в действительности это в большой мере результат его собст-венного опыта. Внешность, голос, образ мыслей, среда, отношения с про-странством и временем, - среди многого другого - принимаются как данное, как врожденные реальности; между тем любой значимый элемент в отноше-ниях индивидуума к другим людям и к обществу - результат воспитания и обучения. Способность ходить, говорить, читать, видеть три измерения в картине или фотографии, - все эти умения человек приобретает в течение ряда лет. Выучить второй язык не так просто как первый, родной; произноше-ние на втором языке будет носить следы родного языка. Вообще любой полностью ассимилированный паттерн действия будет воздействовать на последующее действование.
 
Трудности возникнут, например, в том случае, если человек попробует научиться сидеть в соответствии с навыками другой нации. Поскольку ранние навыки сидения зависят не только от наследственности, но и той среды, в которой родился индивидуум, то трудности лежат не столько в природе новой привычны, сколько в необходимости изменить старке привычки тела, чувствования и ума. 3-то относится к любым изменениям привычки, какова бы ни была их природа. Здесь имеется в виду не просто замена одного действия другим, а изменение того способа, каким исполняется действие, изменение всей динамики так, чтобы новый способ был во всех отношениях по меньшей мере так же хорош, как старый.
 
ЧЕЛОВЕК НЕ СОЗНАЕТ МНОГИЕ ЧАСТИ СВОЕГО ТЕЛА
Если вы ляжете на спину и попробуете систематически прочувствовать свое тело, обращая внимание на каждую конечность, вообще на каждую часть тела поочередно, вы заметите, что одни части тела легко отвечают, другие же можно почувствовать лишь с трудом и смутно или они вообще оказываются не чувстсуемыми, не сознаваемыми.
 
Легко почувствовать кончики пальцев или губы, но гораздо труднее по-чувствовать затылок и заднюю часть шеи, между ушами. Разумеется, степень зависит от индивидуального образа себя. Вообще говоря, трудно найти чело-века, который одинаково легко может почувствовать или сознавать все участ-ки своего тела. Легче всего поддаются сознаванию те части тела, которые ежедневно используются Б каких-либо действиях, в то время как те, которые не ихрают непосредственной роли в жизни индивидуума, сознаются смутно. Человек, который совершенно не умеет петь, не может почувствовать эту функцию в своем образе себя, он может лишь осуществить интеллектуальную экстраполяцию. Он не сознает никакой живой связи между полостью рта, углами и дыханием, в то время как у певца такое сознавание весьма полно.
Человек, не умеющий прыгать, не будет сознавать части тела, которые ясно сознаются прыгуном.
 
ПОЛНЫЙ ОБРАЗ СЕБЯ - РЕДКОЕ ~
ИДЕАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ
Полный образ себя - это сознавание всех связок скелетной структуры и всей поверхности тела - спины, боков, паха и т.д. Это идеальное состояние, и оно редко встречается. Легко убедиться для самих себя, что все, что мы делаем, соответствует ограничениям нашего образа себя, который является не более чем сектором, участком идеального образа. Легко также обнаружить, что отношение между различными частями образа себя различно в различных деятельностях и различных позах. Может быть, это не очень заметно в обыч-ных условиях, как раз в силу их привычности, но достаточно вообразить себе какую-то необычную позу, в которой нужно удерживать равновесие, чтобы заметить, что ноги, например, могут менять длину, толщину и другие аспекты в .зависимости от типа движения.
 
ОЦЕНКА РАЗМЕРА РАЗЛИЧНА
В РАЗЛИЧНЫХ КОНЕЧНОСТЯХ
Если, например, мы попробуем показать длину нашего рта, с закрытыми глазами, большим и указательным пальцами правой руки, а потом указатель-ными пальцами двух рук, мы получим разные длины. Они не только не будут соответствовать реальной величине рта, но могут отличаться в несколько раз. Если мы, далее, попробуем оценить ширину своей грудной клетки, показывая этот размер - также с закрытыми глазами - двумя разведенными на соответст-вующее расстояние руками, один раз горизонтально, другой - вертикально, мы получим также две разные величины, которые обе вряд ли будут прибли-жаться к истинному размеру.
Закройте глаза, вытяните руки перед собой на ширине плеч, и попробуйте представить себе точку, в которой луч света от указательного пальца правой руки к левому глазу пересечет луч света от указательного пальца левой рухл к правому глазу. Попробуйте показать эту точку указательным и большим пальцами правой руки; маловероятно, что выбранное место покажется вам правильным, если вы откроете глаза Очень немногие люди обладают достаточно полным образом себя, чтобы показать в этом упражнении правильное место. Более того, если попробовать сделать это указательным и большим. пальцами левой руки, то почти наверняка вы укажете другое место.
 
ОБЫЧНЫЕ ОЦЕНКИ (РАССТОЯНИЙ И Т.П.) ДАЛЕКИ ОТ ТОГО, ЧТО МОЖЕТ БЫТЬ ДОСТИГНУТО
Легко убедиться посредством непривычных движений, что'наш образ себя в целом далек от той полноты и точности, какие мы предполагаем. Наш образ формируется в знакомых действиях, в которых соответствие реальности со-вершенствуется благодаря вовлеченности нескольких модальностей воспри-ятия, корректирующих друг друга Так, наш образ точнее в области перед глазами, чем за спиной или над нами, точнее в привычных положениях сидя или стоя. Если различия между оцениваемыми расстояниями или положени-ями с закрытыми глазами и с открытыми глазами около 20-30 %, это можно считать обычным, хотя, конечно, это совершенно неудовлетворительно.
 
ЧЕЛОВЕК ДЕЙСТВУЕТ в СООТВЕТСТВИИ
СО СВОИМ СУБЪЕКТИВНЫМ ОБРАЗОМ
Различие между образом и реальностью может достигать 300 % и более. Люди, которые обычно держат свою грудь в таком положении, будто воздух выдохнут из легких преувеличенным образом, так что грудь оказывается -более плоской, чем она должна быть, чтобы эффективно выполнять свою роль, склонны считать ее глубину в несколько раз больше, и так и показывают, если попросить их это сделать с закрытыми глазами. Преувеличенное сплю-щивание груди кажется им правильным положением, а ее выдвигание впередпредставляется демонстративным усилием расширить легкие. Нормальная величина груди представляется им так, как представлялась бы другому про-извольно надутая, расширенная грудь.
 
То, как человек держит плечи, голову, живот, его голос и интонация, способ представляться, и многое другое основываются на образе себя.
Но этот образ может быть урезан или раздут, в соответствии с маской, которую человек хочет представить своим ближним. Только сам человек может понять, что в его внешности фиктивно, а что подлинно. Однако не каждый может оценить таким образом себя, и здесь может помочь опыт других.
 
СИСТЕМАТИЧЕСКАЯ РАБОТА НАД ОБРАЗОМ СЕБЯ
ПОЛЕЗНЕЕ, ЧЕМ ИСПРАВЛЕНИЕ у ОТДЕЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ
Кз всего вышесказанного ясно, что систематическое исправление образа себя - более эффективный подход, чем исправление отдельных действий и ошибок в поведении, количество которых тем больше, чем более мелкие детали мы замечаем. Установление в начале более или менее полного, хотя бы и приблизительного образа делает возможным улучшение динамики в целом, вместо попыток частичного совершенствования отдельных действий (что можно сравнить с попыткой совершенствоваться в игре на плохо настро-енком инструменте). Улучшение общей динамики образа можно сравнить с настраивающем фортепиано, - а на таком фортепиано, разумеется, легче до-биться правильной игры.
 

УРОВНИ РАЗБИТИЯ

ПЕРВАЯ СТАДИЯ: ЕСТЕСТВЕННЫЙ СПОСОБ
Во всей человеческой деятельности можно выделить три стадии развития. Дети говорят, ходят, дерутся, танцуют, потом отдыхают. Доисторические /гюди также разговаривали, ходили, бегали, дрались, танцевали и отдыхали. Поначалу все это делалось «естественно», то есть так же, как делают живо-тные все, что необходимо в их жизни. Хотя эта вещи приходят к нам естест-венно, они совсем не просты. Самое простое человеческое действие не менее удивительно, чем возвращение голубя домой с большого расстояния или постройка пчелами улья.
ЕСТЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ-
ОБЩЕЕ НАСЛЕДСТВО
Все естественные деятельности функционируют одинаково в каждом человеке, так же, как они одинаковы у всех голубей или всех пчел.
Племена в различных частях мира, даже семьи на изолированных островах естественно научаются говорить, прыгать, бегать, драться, носить одежду, плавать, танцевать, шить, прясть пряжу, дубить кожи, плести корзины и т.д. В некоторых местах естественные деятельности развиваются и обогащаются, разрастаясь, в других остаются неизменными с ранних времен.
 
ВТОРАЯ СТАДИЯ - ИНДИВИДУАЛЬНАЯ
В те времена, и в тех местах, где происходит развитие, мы всегда обнару-живаем особенную, индивидуальную стадию. Это значит, что отдельные лю-ди находят свой собственный, индивидуальный способ выполнения действий. Один может найти особый способ выразить себя, другой - особый способ бега, особый способ плести корзину, или делать что-то еще, что отличается от естественного способа. Если этот способ дает какие-то преимущества, он перенимается другими. Так австралийцы научились бросать бумеранг, швей-царцы освоили йодль, японцы изобрели дзю-до, а жители южных морей -особый вид плавания. Это вторая стадия.
 
ТРЕТЬЯ СТАДИЯ - МЕТОД ИЛИ ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИЯ
Когда определенный процесс может быть осуществлен многими разными способами, кто-то может оценить важность процесса как таково го независимо от того, как он выполняется тем или иным индивидуумом. Он найдет что-то общее в том, как разные люди выполняют этот процесс, и определит процесс как таковой. На этой третьей стадии процесс выполняется в соответствии со специфическим методом, основанным на знании, а не естественно.
Если мы рассмотрим историю ремесел, практикуемых в цивилизованном мире, мы почти без исключения всюду найдем эти три стадии. На заре чело-вечества люди естественно создавали прекрасные рисунки; Леонардо да Вин-чи использовал элементарные принципы перспективы, и лишь в 19 веке они были ясно определены, - и с тех пор им обучают в каждой школе искусств.
 
ЗАУЧЕННЫЙ МЕТОД ВЫТЕСНЯЕТ ЕСТЕСТВЕННЫЙ
Мы можем наблюдать, как естественная практика постепенно уступает место приобретаемым методам, «профессионализму»; общество вообще от-казывает индивидууму в праве использовать естественный метод, принуждая его освоить принятый способ действовання, прежде чем допустить его до работы.
Роды, например, когда-то были естественным процессом, и женщины умели помочь друг другу в час нужды. Но когда акушерство стало принятым методом и акушерка стала получать диплом, обычная женщина уже не допу-скается - да и не может помочь - во время ррдов.Сегодня мы можем видеть, как продолжается процесс конструирования систем вместо индивидуальных, интуитивных методов; действия, которые некогда выполнялись естественно, становятся профессиями, предоставляе-мыми специалистам. Какую-нибудь сотню лет назад с нездоровьем обходи-лись естественным путем. Профессией становится ведение домашнего хозяй-ства; обставление квартиры становится профессиональным делом дизайнера. То же происходит во множестве областей деятельности, в том числе матема-тике, пении, актерской игре, военных действиях, планировании, думаний и пр. Когда-то они были естественными действиями, прошли стадию индивидуаль-ного усовершенствования и становятся системами и профессиями.
 
ЧЕМ ПРОЩЕ ДЕЙСТВИЕ, ТЕМ БОЛЕЕ ОНО ОТСТАЕТ .
В РАЗВИТИИ
'Наблюдение и изучение показывают, что чем проще и чем более распро-сгракено действие, тем более задерживается переход его на третью, система-тическую стадию. Развиваются методы изготовления ковров, геометрия, фи-лософия, математика систематизированы тысячи лет назад. Между тем ходьба, способы стояния и другие основные деятельности лишь теперь дости-гают третьей, систематической стадии.
3 течение своей жизни каждый человек в каких-то своих действиях про-ходит все три стадии; в других он проходит через первые две или остается на начальной. В обществе, в котором каждый из нас рождается, разные деятель-ности также находятся в разных стадиях развития.
 
СТАДИИ ТРУДНО ОПРЕДЕЛИТЬ
Каждый человек приспосабливается к своему времени. В определенных действиях естественный способ будет пределом его достижений, так же как и пределом достижения общества; в других предполагается, что он достигнет второй ЕЛИ третьей стадии. Это приспосабливание сталкивается с определен-ными трудностями в связи с трудноопределимостью самого процесса. Во многих случаях неясно, должны ли мы опираться на естественный способ или, начиная с начала, методически осваивать социализированный способ.
 
Так, многие люди, не умеющие петь или танцевать, объясняют это тем, что они не учились. Но многие танцуют или поют естественно и предполага-ют, что они делают это не хуже тех, кто специально учился, - если только те ке более одарены. Многие люди кеумеют бить в барабан, прыгать в длину или в высоту, играть на флейте, рисовать или решать головоломки, - все, что в старке времена делалось только естественным путем; сегодня люди не реша-ются даже пробовать, поскольку существуют признанные методы. Системы столь значимы в их глазах, что даже то немногое, чему из этого они научились в детстве, удаляется из образа себя, потому что они заняты преимущественно деятельностями, которым они обучались систематически и сознательно. Они могут быть весьма полезными для общества, но им недостает спонтанности, и им трудно жить за пределами областей, в которых они профессионально обучены.
Так мы вновь приходим к необходимости рассмотреть и усовершенство-вать образ себя, чтобы иметь возможность жить в соответствии со своей естественной конституцией и одаренностью, а не в соответствии с образом себя, установленным случайно, без самопознания.
 
ВОЗМОЖНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ТРЕТЬЕЙ СТАДИИ
Систематическая стадия действования не во всем благоприятна. Ее основной недостаток состоит в том, что многие люди даже не пытаются делать специализированные вещи, из-за чего не используют первые две стадии, доступные каждому. Тем не менее третья стадия действительно важна. Ока позволяет нам найти способы поведения и действования, которые соответствуют нашим потребностям, но не могут быть найдены естественным путем, поскольку обстоятельства и внешние влияния повели бы нас в других направ-лениях, в которых прогресс невозможен. Систематическое изучение и сознавание даст человеку возможность рассмотреть все поля действозания, так что он сможет найти для себя место, где ему легко действовать а свободно дышать. . . . .
 
С ЧЕГО И КАК НАЧАТЬ
МЕТОДЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА
Проблема совершенствования - с помощью других или собственными усилиями - занимала человека на протяжении всей его историк. Множество систем созданы для этой цели. Многие религии пытались описывать способы поведения, направленные на совершенствование человека. Различные систе-мы анализа стараются помочь человеку освободиться от голубоко запрятан-ных затруднений в поведении. «Эзотерические» - то есть спрятанные, внут-ренние системы, практикуемые в Тибете, Индии, Японии и других местах, также стремятся к этой цели.
Целый ряд методов внушения и гипноза сегодня доступен всем. По край-ней мере полсотни такого рода методов известны и используются в разных местах земного шара; практикующие тот или иной метод полагают, что это и есть МЕТОД.
 
СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ
Обычно различают два состояния бытия: бодрствование и COIL Мы будем говорить о третьем состоянии: сознавании /awareness/. В этом состоянии индивидуум определенно знает, что именно он делает в «бодрствующем»состоянии, так же как иногда мы можем, проснувшись, знать, что нам только что снилось.
Например, в сорок лет человек может заметить, что одна его нога короче другой, после того как он в связи с болями в пояснице обратится к врачу, получит рентгеновский снимок к врач обнаружит дефект. Это возможно потому, что так называемое «бодрстзующее» состояние больше напоминает сон, чем сознавание.
Сон часто считался подходящим состоянием для введения у человека тех или иных усовершенствований. Куэ использовал моменты засыпания для самовнушения и собственно сон для внушения. В гипнозе человек вводится в состояние частичного или глубокого сна, чтобы более поддаваться внушению. В некоторых современных методах сон используется не только для внушения, но и для изучения математики или иностранных языков.
 
КОМПОНЕНТЫ «БОДРСТВОВАНИЯ»
Четыре компонента создают бодрствующее состояние: ощущение, чувст-вование, мышление и движение. Каждое служит основой для целого ряда методов усовершенствования.
В ощущение мы включаем, помимо известных «пяти чувств* кинестетиче-ские ощущения, охватывающие ощущения боли, ориентацию в пространстве, течение времени и ритм.
В чувствование мы включаем, помимо общеизвестных эмоций вроде радо-сти, печали, раздражения и пр., - самоуважение, униженность, сверхчувстви-тельность и другие сознательные и бессознательные эмоции, окрашивающие нашу жизнь.
Мышление включает все функции интеллекта, такие как противопостав-ление левого и правого, добра и зла, хорошего и дурного; понимание, знание, классификацию вещей, нахождение и узнавание правил, воображение, зна-ние, что нечто ощущается или чувствуется; память всего вышеназванного и т.д.
Движение включает все перемещения в пространстве и времени, в состо-янии и конфигурации тела и его частей, в том числе - дыхание, еду, говорение, циркуляцию крови, пищеварение.
 
РАЗЛИЧЕНИЕ КОМПОНЕНТОВ - АБСТРАКЦИЯ
Можно лишь в речи выделить один из этих компонентов, в реальности ни один момент бодрствующего состояния не проходит без участия их всех. Невозможно, например, вспомнить событие, человека или пейзаж, не исполь-зуя хотя бы одно из ощущений - видение, слышание, обоняние и т.п., - не. связывая с этим память образа себя, такую как представление о своей позе, своем возрасте, внешности, о своих действиях, приятных или неприятных чувствах.
Из этого следует, что детализированное внимание к любому .из компонен-тов повлияет на все остальные и на человека в целом. Действительно практи-ческое совершенствование человека предполагает постепенное совершенст-вование как частей, так и целого.
 
СИСТЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ КАЖУТСЯ БОЛЕЕ
РАЗЛИЧНЫМИ В ТЕОРИИ, ЧЕМ ОКАЗЫВАЕТСЯ i НА ПРАКТИКЕ
Реальные различия между системами совершенствования не столь велики в отношении того, что они делают, сколько в отношении того, о чем они говорят. Явно или неявно большинство систем построено на предположении, что человек имеет внутренние предрасположения, которые могут быть изме-нены - подавлены, контролируемы, вытеснены. Системы, предполагающие, что человек обладает фиксированным характером, рассматривают каждое из его качеств или свойств как кирпичик в здании: тот или иной кирпичик может быть неправильно положен или вообще отсутствовать.
От человека, который хочет помочь себе, здесь требуются годы усилий, иногда этому нужно посвятить всю жизнь.
 
УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРОЦЕССА
В ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИИ
К УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ КАЧЕСТВ
Статический подход превращает исправление в длительный и сложный процесс. Я полагаю, что это основано на ложной предпосылке, ибо невозмож-но исправить кирпичики в структуре человека или вложить недостающие. Жизнь человека - постоянный процесс, и в улучшении нуждается качество процесса, а не качества человека.
Многие факторы влияют на этот процесс, и они должны быть соединены, чтобы сделать его пластичным и самоусовершенствующимся. Чем яснее по-нимаются основы процесса, тем большими будут достижения.
 
ОШИБКИ ИСПОЛЬЗУЮТСЯ
ПРИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ
В любом сложном процессе отклонения используются для корректиров-ки; так же и в совершенствовании человека ошибки и отклонения должны быть не подавляемы, вытесняемы, или преодолеваемы каким-либо силовым образом, а использованы для направления совершенствования.
 
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ДВИЖЕНИЙ-ЛУЧШИЙ СПОСОБ САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ
Замечено, что любой из четырех компонентов «бодрствующего» состоя-ния влияет на все остальные. Выбор движения как основного средства само-совершенствования имеет следующие основания:
1) Нервная система занята преимущественно движением
Движение занимает нервную систему более, чем что-либо другое, потому что мы не можем ощущать, чувствовать или мыслить без разнообразных и сложных последовательностей движений, управляемых мозгом, направлен-ных на поддержание тела в поле тяготения; в то же время мы должны знать, где мы находимся ив каком положении. Чтобы знать свое положение в поле тяготения по отношению к другим телам, или чтобы изменить положение, мы используем ощущения, чувства и силу нашего мышления.
Полная вовлеченность всей нашей системы в бодрствующем состоянии часть любого метода самосовершенствования, даже тех, которые, предполо-жительно, имеют дело только с одним из четырех компонентов.
 
2) Качество движения легче различимо
Наше представление об организации тела в поле тяготения яснее и опре-деленнее, чем относительно других компонентов. О движении мы знаем больше, чем о гневе, любви, ревности или даже о мысли. Относительно легче научиться определять качество движения, чем качество других факторов.
 
3) Опыт движения более богат
Все мы обладаем большим опытом движения, и большой способностью к движению, чем к чувствованию или мышлению. Многие люди не отличают повышенную возбудимость от чувствительности, считают развитую чувстви-тельность слабостью, подавляют беспокоящие их чувства и избегают ситуа-ций, в которых они могут возникнуть. Мышление также ограничивается мно-гими людьми. Свободомыслие предполагается опасным для принятых норм поведения не только в религии, но также в областях этики, экономики, морали, секса, искусств, политики и даже науки.
 
4) Способность к движению существенна для самооценки
Физическое строение и способность к движению по-видимому более важны для образа себя, чем что бы то ни было еще. Достаточно понаблюдать ребенка, заметившего какой-то недостаток внешности, отличающий его от других детей, чтобы убедиться, что это существенно влияет на поведение. Если, например, его позвоночник не развился нормально, ребенок будет ис-пытывать трудности в движениях, требующих точного чувства равновесия, и ему придется применять постоянные сознательные усилия для того, что дру-гие дети делают совершенно естественно. Такой ребенок будет развиваться иначе, чем другие: ему приходится заранее думать и готовить себя, он не может опираться на спонтанные реакции. Эти трудности подрывают его уве-ренность в себе и мешают ему развиваться в направлении его естественных склонностей.
 
5) Всякая мышечная деятельность - это движение
Любое действие начинается с мышечной деятельности. Смотрение, гово-рение, даже слушание требуют мышечных действий (при слушании мышцы регулируют натяжение барабанной перепонки в соответствии с громкостью воспринимаемых звуков).
В каждом движении учитывается не только координация, пространствен-ная и временная точность, но также и интенсивность. Длительная релаксация мышц делает движение медленным и слабым, длительное перенапряжение создает порывистые и угловатые движения; и то и другое проявляет состояние психики и связано с мотивом действия. Так, у невротиков и у людей с неста-бильным образом себя можно обнаружить нарушения мышечного тонуса, соответствующие типам заболеваний. В то же самое время такие аспекты действия, как ритм и координация в пространстве и времени могут оставаться удовлетворительными. Даже неопытный человек может, наблюдая прохожих на улице, различать нарушения регуляции интенсивности движений и выра-жений лица.
 
6) Движения отражают состояние нервной системы
Мускулы работают в результате непрерывных потоков импульсов в нерв-ной системе; поэтому мышечный паттерн вертикального положения, выраже-ния лица, голоса и т.п. отражают состояние нервной системы. Ни поза, ни выражение лица, ни интонации голоса не могут быть изменены без изменения в нервной системе, которая мобилизует и порождает внешние видимые изме-нения.
 
Таким образом, говоря о мышечных движениях, мы можем иметь в виду в действительности импульсы нервной системы, которая активирует мышцы; сами мышцы не могут действовать без управляющих ими импульсов. Хотя сердечная мышца младенца в утробе начинает' сокращаться раньше, чем появляются контролирующие ее позже нервы, она работает не так, как позже, когда нервная система регулирует ее действие. Из этого мы может вывести заключение, которое может поначалу показаться парадоксальным: улучше-ние действий и движений может проявиться лишь после того, как имеется улучшение функционирования мозга и нервной системы; совершенствование действий тела отражает изменение в работе центральной нервной системы. Сами по себе эти изменения невидимы, видимо лишь их внешнее выражение.
 
7) Движение - основа сознавания
Большая часть того, что происходит внутри нас, скрыто от нас или неясно, пока не достигает мышц. Мы знаем, что происходит внутри нас, если мышцы лица, сердца, или дыхательного аппарата организуются в паттерны, известные как страх, возбуждение, смех или какое-либо знакомое чувство. Хотя нужен очень небольшой промежуток времени, чтобы организовать мышечное выра-жение внутренней реакции или чувства; все мы знаем, что можно удержать смех, прежде чем он будет заметен другим, и так же можно сдержать выраже-ние страха и других чувств.
 
Мы не сознаем, что происходит в нашей центральной нервной системе, пока на сознаем перемен в позе, положении равновесия и пр., поскольку эти изменения легче почувствовать, чем изменения, происходящие в самих мыш-цах. Мы можем задержать полное мышечное выражение, поскольку процессы в той части мозга, которая имеет дело со специфически человеческими фун-кциями, значительно медленнее, чем процессы в тех частях, которые касаются функций, общих для человека и животных. Именно медленность первых процессов дает нам возможность судить и решать, действовать или нет. Вся система организуется таким образом, что мышцы готовы как выполнять дей-ствие, так и воздержаться от его выполнения.
 
Как только мы начинаем сознавать средства, используемые для организа-ции выражения, мы получаем возможность обнаружить стимул, который за-пускает всю структуру. Иными словами, мы узнаем стимул для действия, или причину реакции, когда мы в достаточной мере сознаем организацию мышц, приготовившихся к определенному действию. Иногда мы можем начать со-знавать, что в нас что-то происходит, не будучи в состоянии точно определить, что именно. Это связано с организацией нового паттерна, который мы еще не знаем, как интерпретировать. Если он возникнет несколько раз, он уже станет знакомым; мы найдем его причину и будем замечать уже первые признаки процесса. В некоторых случаях опыт требует многих повторений, прежде чем о к будет узнаваться. В конце концов мы обнаруживаем, что происходит внутри нес, v. сознаем это, в основном благодаря мышцам. Небольшая часть этой информации достигает нас через оболочку, то есть кожу, покрывающую все тело, слизистую оболочку пищеварительного тракта и дыхательных органов, а также внутренние поверхности рта, носа и ануса.
 
8) Дыхание - это движение
Наше дыхание отображает каждое эмоциональное или физическое уси-лие, любое беспокойство или нарушение. Оно чувствительно также к вегета-тивным процессам. Нарушения в работе щитовидной железы, например, вы-зывают особый род дыхания, по которому и диагностируют эти нарушения. Любой неожиданный сильный стимул вызывает приостановку дыхания. Каж-дый знает по собственному опыту, как тесно связано дыхание с чувствами и сильными эмоциями.
На протяжении всей истории человечества мы можем встретить системы и правила, предназначенные для достижения успокаивающего эффекта по-средством совершенствования дыхания. Человеческий скелет организован таким образом, что почти невозможно правильно организовать дыхание без удовлетворительного расположения тела в поле тяготения. Реорганизация дыхания удается настолько, насколько мы косвенно совершенствуем органи-зацию скелетных, мышц, улучшая позу и движение.
 
9) Основа привычки
Наконец, есть еще одно, самое важное основание для выбора аспекта движения в усовершенствовании человека. Все поведение, как мы отмечали, есть мобилизация мышц, ощущения, чувствования и мышление.
Теоретически каждый из компонентов может быть использован в качестве основного; но мышцы играют столь большую роль, что если исключим их паттерн в моторной части коры, остальные компоненты паттерна определен-ного действия дезинтегрируются.
Моторная часть коры головного мозга, где устанавливаются паттерны, активирующие мышцы, находится лишь несколькими миллиметрами выше слоев мозга, имеющих дело с процессами ассоциации, связывающими все чувствования и ощущения человека.
 
Фундаментальной характеристикой нервной системы является то, что мы не можем осуществлять одновременно некоторое действие и другое, ему противоположное. В любой данный момент вся система обладает некоторой общей интеграцией, и тело выражает ее в данный момент. Поза, ощущения, чувствование, мышление, атакже химические и гормональные процессы объ-единяются в одно целое, которое уже не может быть разделено на части. Это целое может быть сло:хньш и сложно организованным, ко оно интегрирует систему в данный момент.
 
В каждой такой интеграции мы сознаем только те элементы, которые охватывают мышцы, кожу и слизистые оболочки. Мы уже видели, что мышцы играют основную роль в дознавании. Вместе с тем, невозможно, чтобы в мышцах произошло изменение без предшествующего изменения в моторной части коры. Если каким-то образом происходит изменение в коре и тем самым изменение в паттернах или их координации, основа дознавания каждой эле-ментарной интеграции дезинтегрируется.
 
Благодаря близости в головном мозге моторной части коры и тех структур, которые отвечают за мышление и чувствование, а также благодаря диффузии и распространению процессов в головном мозге значительные изменения в моторной коре дадут параллельные изменения в мышлении и чувство ьании.
Фундаментальное изменение двигательной основы паттерна единичной интеграции разрушит связь целого, лишит мышление и чувствование укоре-ненности в привычном рутинном паттерне. В таких условиях легче осущест-вить изменения в мышлении и чувствовании: привычка потеряла свою глав-ную опору и изменение стало более возможным.
 

СТРУКТУРА И ФУНКЦИЯ

АБСТРАКЦИЯ ПРИНАДЛЕЖИТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ЧЕЛОВЕКУ
Как уже было сказано, весь жизненный процесс может быть разбит на четыре компонента: движение, ощущение, чувствование и мышление. Последний элемент в большинстве аспектов отличается от движения. Можно предложить взгляд, что мышление в той форме, в какой мы находим его у чело-века, специфически человечно. Хотя некоторые проблески мысли и можно обнаружить у высших животных, абстракция без сомнения принадлежит иск-лючительно человеку: гармоническая теория музыки, пространственная гео-метрия, теория групп, теория вероятностей - немыслимы вне человеческого ума. Человеческий мозг и нервная система в определенной своей части обла-дают структурными особенностями, которые существенно отличаются от структур в другях частях, в целом сходных с мозгом других живых существ. Здесь ке место говорить об анатомических и физиологических различиях, достаточно общего описания структуры.
 
СОБСТВЕННО ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ЧАСТЬ МОЗГА
Мозг требует для своего существования определенной химической среды и определенной температуры. Каждое живое тело содержит структуры, уп-равляющие и регулирующие химические и тепловые процессы целого, обес-печивающие внутренние требования каждого живого организма. Если эти структуры будут неправильно работать, организм может оказаться нежизнес-пособным. Эти структуры симметричны и наследуются во всех деталях своей и функционирования.
 
ВНУТРЕННИЕ ПЕРИОДИЧЕСКИЕ ИМПУЛЬСЫ
Вторая группа структур мозга имеет дело со всем, касающимся внешнего вырг-жекия внутренних жизненных потребностей. Потребность в поддержа-нии определенных параметров внутренней среды порождает внутренние стремления, которые находят свое выражение по отношению к внешней среде. Это осуществляется лимбической системой, - группой структур, занимаю-щихся движением индивидуума в поле тяготения и удовлетворением внутрен-них импульсов, таких как голод, жажда, элиминация. Короче говоря, они занимаются внутренними потребностями, которые усиливаются, если не на-ходят удовлетворения, к ослабляются или исчезают после удовлетворения, пока потребность ке возрастает вновь, и цикл не начинается сначала.
Все чудеса, которые мы обычно называем инстинктами, - такие как по-стройка птичьих гнезд, тканье пауком паутины, способность голубя или пчелы находить дом на большом расстоянии, - основаны на этих структурах.
 
НАЧАТКИ СПОСОБНОСТИ К ОБУЧЕНИЮ
В деятельностях такого рода уже проглядывают специфические особен-ности человеческой нервной системы. Структура, организация и деятель-ность з основном наследуются, но не целиком, в отличие от первых систем, которые наследуются полностью, и изменяются лишь с эволюционным изменением видов.
Инстинкты не так устойчивы и определенны, как часто думают; сущест-вуют небольшие инстинктивные различия между индивидуумами. В некоторых случаях инстинкт слаб, и для осуществления действия нужен определен-ный индивидуальный опыт; так. например, некоторые младенцы не сразу умеют сосать, и нужно стимулировать их губы соской. В некоторых случаях инстинкт допускает определенную меру приспособления к обстоятельствам, здесь обнаруживается первый проблеск способности изменяться с изменени-ем обстоятельств, - начатки способности к обучению. Так, например, птицы научаются строить гнезда из нового материала, если их помещают в совер-шенно новую среду. Но такое приспособление затруднительно, и ке все индивидуумы к нему способны, некоторым это вообще не удается. Приспо-собление инстинктов к требованиям новой среды может зайти так далеко, что приближается к тому, что мы привыкли называть пониманием и научением.
 
ТОНКАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ - ПРЕРОГАТИВА
ЧЕЛОВЕКА
Третья группа структур мозга касается деятельностей, отличающих чело-века от животных. Это супралимбическая система, которая в гораздо большей степени развита у человека, чем у любого из высших животных. Эта система обеспечивает тонкую дифференциацию мышц руки, создавая возможность образования множества паттернов, ритмов и способов деятельности. Эта си-стема превращает человеческую руку в инструмент игры на музыкальных инструментах, рисования, письма и многих других искусств. Супралимбическая система дает подобную чувствительность мышцам рта, гортани, дыха-тельного аппарата. Здесь также возможности многообразной дифференциа-ции порождают разнообразие звуков различных языков, множество способов пения и других звуков.
 
ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ОПЫТ И НАСЛЕДСТВЕННОСТЬ
Структура и ткани этой части нервной системы также наследуются, но их функция в большей степени зависит от индивидуального опыта. Нет двух одинаковых почерков. Почерк индивидуума зависит от языка, который был первым при освоении письма, от способов обучения, от того, какие ручки или карандаши при этом использовались, от позы, принимаемой во время письма, и т.д., - т.е. он зависит от всего, что влияет на формирование паттернов или кодов в моторной коре мозга при письме.
 
Произношение матери и особенности ее речевого аппарата в большой степени влияют на развитие речевого аппарата - мышц языка, рта, гортани и пр., - индивидуума. Особенности родного языка определяют относительную силу мышц рта и структуру ротовой полости до такой степени, что сколь бы хорошо ни овладел человек впоследствии другим языком, можно определить, какой язык был первым по трудностям приспособления к новому языку. В этом примере индивидуальный опыт становится фактором, определяющим струк-турное развитие не в меньшей степени, чем унаследованные факторы.
 
ПОНЯТИЕ ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ ПРОИСХОДИТ
ИЗ СТРУКТУРЫ
Деятельность третьей системы асимметрична, т.е. левая стороны отлича-ется от правой, - в отличие от симметричности, господствующей в предыду-щих двух системах. Эта асимметрия лежит за дифференциацией левого и правого. Если доминирует правая рука, то речевой центр формируется в левом полушарии, и наоборот. /Примечание переводчика: Книга Фельденкрайза опубликована в 1972 году, так что его внимание к функциональной асимметрии мозга весьма показательно; современные исследования этой темы, зани-мающие тысячи публикаций - монографий, статей, сборников, - дают, разуме-ется, гораздо более сложную и дифференцированную картину, в частности, и относительно соответствий доминирующей руки и речевых центров, а также латерализации родного и позже выученных языков. Популярное изложение см., например, в книге В.В. Иванова «Чет и нечет»У Можно полагать, что эта первичная оппозиция между правым и левым - основа наших представлений вообще о противоположностях. Поскольку правая рука обычно более функ-циональная, то во многих языках слово, соответствующее правой стороне, одновременно означает правильность, законность, авторитетность, и т.д. /Прим. пер.: в том числе в русском языке; интересно, вместе с тем, что в болгарском языке «право» означает «прямо»./
 
Примитивная мысль противопоставляет хорошее дурному, белое - черно-му, холодное - горячему, свет - тьме, видя в них оппозиции как конфликт. Более развитое мышление затруднится приписывать им противопоставлен-ность в каком-либо реальном смысле. Например, темнота или холод никак не являются противоположностями света или тепла: темнота имеет место там, где. нет света, что же касается отношений тепла и холода, то они еще более сложны.
 
ОБРАТИМЫЕ И НЕОБРАТИМЫЕ ФЕНОМЕНЫ
Связь между центрами эмоций в третьей системе значительно слабее, чем связи двух предыдущих систем. Сильные эмоции, такие как гнев или ревность, нарушают деятельность этой новой, тонкой системы и сбивают мысль. Однако мысль, вообще не связанная с чувством, оторвана от реальности. Мозговая деятельность как таковая нейтральна и может одинаково хорошо обращаться с противоположными утверждениями. Чтобы выбрать мысль, должно быть по меньшей мере чувство, что определенная мысль «правильна», то есть соот-ветствует реальности, хотя бы субъективной; если субъективная реальность «правильная» объективно, мысль может иметь общечеловеческую ценность.
 
Мозговая деятельность сама по себе не может выбрать одно из двух следующих утверждений: «Можно добраться до луны» и «Невозможно до-браться до луны», - поскольку обе мысли приемлемы как таковые. Только опыт может наделить мысль свойством «правильности», «истинности». Для многих поколений первая мысль была ошибочной, и «с луны свалился» гово-рилось о человеке, лишенном чувства реальности.
Что касается мозговой деятельности самой по себе, многие процессы могут быть как обратимыми, так и необратимыми. В реальности большинство процессов необратимы. Спичка, которой чиркнули и которая зажглась, не может вернуться в коробку и быть снова неистраченной спичкой; дерево не может превратиться в росток.
 
Процессы, связанные с временем, необратимы, потому что время само необратимо. Немногие процессы того или иного рода обратимы, то есть могут шаг за шагом пройти в обратном направлении таким образом, чтобы состоя-ние, предшествующее процессу, полностью восстановилось. Мозговой про-цесс, не связанный с реальностью, не создает мысли, так же как беспорядоч-ные сокращения мышц не создают движения или действия.
 
ЗАДЕРЖКА МЕЖДУ МЫСЛЬЮ И ДЕЙСТВИЕМ -ОСНОВА СОЗНАВАНИЯ
Нервные пути в третьей системе более разработаны и длиннее, чем в первых двух. Большинство действий третьей системы выполняется посредст-вом первых двух, хотя у третьей системы есть пути осуществления прямого контроля над исполнительными механизмами. Опосредованность процесса создает отсрочки в самом действии, так что фраза «Сначала подумай, потом сделай» - не пустая фраза.
Между тем, что возникает в супралимбической системе, и исполнением тела существует задержка или отсрочка. Эта задержка, промежуток между мыслительным процессом и его переводом в действие достаточно велик, чтобы удержать действие. Возможность создать образ действия, а затем от-ложить его исполнение, или совсем отказаться от него - основа воображения и интеллектуального суждения.
 
Большинство действий, инициируемых третьей системой, исполняются посредством команд первых двух, более древних в мозге человека, так что их скорость ограничена скоростью этих более древних систем. Так, например, невозможно воспринять значение напечатанного текста быстрее, чем глаза могут пробежать по странице. Мысль не может быть выражена быстрее, чем произносятся выражающие ее слова. Из этого следует, что ускорение чтения и ускорение произнесения - средства ускорить мышление.
 
Возможность приостановиться между созданием мыслительного паттер-на определенного действия и выполнением этого действия - физическая основа сознавания. Эта пауза дает возможность рассмотреть, что происходит внутри нас в тот момент, когда формируется намерение действия и тогда, когда действие выполняется. Возможность отсрочить действие - продлить период между намерением и выполнением - это возможность для человека изучить себя. А в человеке есть что изучать, потому что системы, воплощающие внутренние импульсы, действуют автоматически, как это происходит у большинства высших животных.
 

ДЕЛАТЬ - НЕ ЗНАЧИТ ЗНАТЬ

Выполнение действия никоим образом не доказывает, что мы знаем, хотя бы поверхностно, что мы делаем, и как мы это делаем. Если мы попытаемся проделать действие с постоянным сознаванием, то есть проследить за ним в деталях, мы тут же обнаружим, что даже простое и обычное действие, вроде вставания со стула - таинственно, и мы не имеет никакого представления, как это делается: сокращаем ли мы мышцы спины, или живота; напрягаем ли мы сначала ноги, ИЛИ сначала направляем тело вперед; что при этом делают наши глаза, голова? Легко показать, что человек не знает, что он делает. Он, таким образом, не имеет свободного выбора, он может лишь вернуться к привычному метод)', который состоит в том, чтобы дать себе приказание встать, и предо-ставить его исполнение специальной организации в себе, которая выполнит действие «как обычно».
 
Это показывает, что самопознание не проходит без значительного усилия, и может даже мешать выполнению действия. Мышление и интеллект, кото-рые знают - враги автоматического, привычного действия. Этот факт хорошо иллюстрируется историей о сороконожке, которая не могла сдвинуться с места, когда задумалась, какой ногой она двигает после двадцать третьей.
 
СОЗНАВАНИЕ ДЕЛАЕТ ДЕЙСТВИЕ СООТВЕТСТВУЮЩИМ НАМЕРЕНИЮ
Часто достаточно спросить человека, который что-то делает, что он де-лает, чтобы он остановился и не смог продолжать свое действие. В этом случае он внезапно понимает, что выполнение действия на самом деле не соответствует тому, что он, как он думал, делает. Без бодрствующего созна-вания мы делаем то, что более древние мозговые системы делают своим способом, хотя намерение действовать может исходить из более высокой, третьей системы. Более того, действие часто оказывается прямой противопо-ложностью того, что было задумано. Это происходит, когда намерение дей-ствовать исходит из более высокой системы, связь которой с эмоциями слаба, и запускает более низкие системы, которые обладают более сильными связя-ми с эмоциями из-за большой скорости, а также меньшей отсрочкой между намерением и исполнением.
В таких случаях более автоматическое и быстрое действие нижних систем мозга управляет частью действия, связанной с интенсивным чувством и вы-полняемой почти немедленно, в то время как часть, связанная с мыслью (исходящая из более высокой системы), проявляется медленнее, когда дейст-вие почти совершенно закончено. Большинство «оговорок» появляется таким образом.
 
СОЗНАВАНИЕ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ НЕОБХОДИМЫМ ДЛЯЖИЗНИ
Две более древние системы, риническая и лимбическая, гармонически приспособлены друг к другу у большинства людей. Эти две системы могут удовлетворить основные человеческие потребности и выполнять все челове-ческие действия, включая те, которые мы приписываем разумности. Даже социальная жизнь не невозможна без супралимбической системы, и она раз-вивается у общественных животных. Пчелы, муравьи, обезьяны, стадные жи-вотные живут социальными системами без сознавания. Некоторые из таких систем высоко развиты и включают большинство функций, характерных для человеческого общества: заботы о подрастающем поколении, правление «ца-ря», войны с соседями, защиту определенной территории, эксплуатацию рабов и другие совместные действия.
 
СОЗНАВАНИЕ - НОВАЯ СТАДИЯ ЭВОЛЮЦИИ
Высшая система, более развитая в человеке, чем в каком-либо животном, делает возможным сознавание - то есть замечание, обнаружение органических потребностей и выбор средств их удовлетворения. Благодаря природе этой системы сознавание дает нам способность суждения, дифференциации, обоб-щения, способность к абстрактному мышлению, воображению и многое дру-гое. Сознавание органических стремлений - основа самопознания. Сознавакие отношения между этими импульсами и ихпроисхождением в формировании человеческой культуры создает в человеке потенциал управления своей жиз-нью, который мало кем до сих пор достигнут.
Я полагаю, что мы живем в краткий исторический промежуточный период, знаменующий появление истинно человечного человека.
 
НАПРАВЛЕНИЕ ПРОГРЕССА
Каждый человек имеет два мира - собственный личный мир и внешний мир, общий для всех нас. В моем личном мире вселенная и все живое сущест-вует лишь до тех'пор, пока жив я сам. Мой мир рождается вместе со мной и вместе со мной умирает, исчезает. В общем большом мире я - капля в море или песчинка в пустыне. Моя жизнь и моя смерть едва ли как-то задевает большой мир.
 
Цель человеческой жизни - это его личное дело, до какой-то степени. Один человек мечтает о счастье, другой - о богатстве, третий - о власти, четвертый - о знании, или справедливости, или о равенстве. Но мы еще даже не подступаем к знанию целей человечества как тахового. Единственная идея, имеющая разумную основу и принимаемая всеми науками, состоит в том, что существует направление в развитии живых созданий и что человек стоит на вершине этой лестницы. Это направление эволюции может также рассматри-ваться как цель. В предыдущей главе мы касались этой цели при детальном рассмотрении нашей нервной системы. В этом аспекте направление развития связано с возрастанием способности к сознаванию, ради управления более древними процессами и действиями, развитыми в более ранние эволюцион-ные периоды, ради возможности разнообразить их, исключать одни, ускорять другие и т.п. Мы имеем в виду эту цель, когда говорим, например, что такой-то артист или учений может быть очень талантлив в своей области, но ему может не хватать чего-то «человеческого».
 
СОЗНАНИЕ /CONSCIOUSNESS/ И СОЗНАВЛНИЕ /AWARENESS/
Все высшие животные имеют некоторую долю сознания. Они знают среду, в которой живут, свое место в семье, стаде или стае. Они могут сообща защищать семью или стаю, даже помогать члену стада ил и стаи, что означает, что онн.'возможно, понимают, что хорошо для их соседа. Человек наделен не только более высоко развитым сознанием, но также специфической способ-ностью к абстракции, дающей возможность различения и знания, что проис-ходит Б кем, когда он пользуется этой способностью. Так он может знать, что он знает что-то или не знает чего-либо. Он может сказать, понимает ли он что-то, что он знает. Он способен и к более высокой форме абстракции, которая дает ему возможность оценить свою способность к абстракции в той мере, в какой он ее использует. Он может сказать, использует ли он полностью свою способность к созназанию, чтобы знать, и понимает ли он. что чего-то не знает.
 
Между сознаваннем и сознанием есть существенная разница, хотя в нашем употреблении языка их границы могут быть смутными. Я могу пройти по лестнице моего дома в сознании того, что я делаю, но не зная, сколько платов я сделал. Чтобы узнать это, к должен пройти их еще раз, на этот раз обратив ка них внимание, вслушавшись в себя, и пересчитав их. Сознавание - это сознание вместе с пониманием того, что происходит в нем, или что происходит в нас, когда мы сознательны.
Многим людям кажется легким сознавать управление своими произволь-ными мышцами, мышлением, процессом абстракции. С другой стороны, го-раздо труднее сознавать и управлять непроизвольными мышцами, ощущени-ями, эмоцилми, творческими способностями. Несмотря на трудность, это не является невозможным, как многим кажется.
 
Мы действуем как целое, даже если наша целостность не вполне совер-шенна. Из этого вытекает возможность развить сознающее управление в более сложных частях. Изменение в частях, где контроль легок, задевает также и все остальное в системе, включая те части, над которыми мы не имеем прямой власти. Опосредованное влияние - также своего рода управление. Наш метод основан ка превращении этого, первоначально косвенного конт-роля в ясное знание.
Здесь можно отметить, что мы говорим об упражнении силы воли и управления собой, но не для того, чтобы обрести власть над собой или над другими. Коррекция, усовершенствование, обретение сознавания и другие понятия использовались здесь чтобы обрисовать различные аспекты идеи развития. Развитие подразумевает гармоническую координацию в структуре, функции и достижении. Основное условие гармонической координации -полная свобода как от принуждения себя, так и от принуждения других.
 
Нормальное развитие вообще гармонично. В развитии часто растут, совер-шенствуются и обретают силу таким образом, что целое может двигаться к своему общему предназначению. Как появляются новые тенденции по мере гармоничного развития и роста ребенка, так возникают новые способности в любом гармоничном развитии.
Гармоничное развитие не просто. Возьмем, например, абстрактное мыш-ление, которое на первый взгляд кажется преимуществом, достижением в гармоничном развитии, однако может быть и недостатком. Абстракция основа вербализации, выражения в словах. Слова символизируют значения и не могут образоваться без абегракции качества или характер а представленных вещей. Трудно представить себе какую-либо человеческую культуру без слов. Абстрактное мышление и вербализация занимают наиболее важное место в науке и других социальных достижениях. Но в то же время абстракция и вербализация становятся тиранами, лишающими индивидуума конкретной реальности. А это вызывает сильные нарушения в гармоничности большин-ства человеческих действий. Часто эти нарушения граничат с психической или физической болезнью и вызывают преждевременное старение. Чем более эффективными становятся абстракция и вербализация, тем более мышление и воображение человека отделяются от его чувствования, ощущения и даже движения.
 
Мы видели, что структуры, используемые для мышления, слабее связаны со структурами, в которых коренится чувствование. Чистое мышление возни-кает лишь в отсутствии сильных чувств, искажающих объективность. Таким образом, необходимым условием для развитая эффективного мышления ока-зывается постоянное отделение от чувств и проприоцептивкых ощущений.
Тем не менее, гармоничное развитие остается для индивидуума более важным, чем одностороннее развитие, даже если эффективное мышление является нарушающим гармонию фактором. Мышление, оторванное от ос-тальных частей человека, постепенно становится бесплодным. Мышление, протекающее только в словах, не извлекает сути из процессов в более эволюционно-древних структурах, тесно связанных с чувствованием. Творческая, спонтанная мысль должна поддерживать связь с ранними структурами мозга. Абстрактная мысль, не получающая время от времени питания из более-глубоких источников, становится фабрикой слов, лишенных подлинно чело-веческого содержания. Многие научные и художественные книги не могут предложить ничего, кроме слов, связанных логической связью; они не имеют личного содержания. Это относится также ко многим индивидуумам в юс повседневных отношениях с другими. Мышление, не развивающееся в гармо-нии с человеческим целым, становится препятствием в развитии.
 
Может показаться тривиальной мысль, что гармоническое развитие - это нечто желательное. Но пока мы рассматриваем только абстрактное и логиче-ское содержание этой фразы, она остается столь же отделенной от «целост-ного человека», как любая другая фраза, и не имеющей практического значе-ния.. Она может, однако, стать источником бесконечных форм, фигур и отно-шений, новы?; открытий, если мы обратимся к стимулированию наших эмоций, восприятий и прямых впечатлений, то есть попробуем мыслить в образах. Мы должны находить их за словами, чтобы установить человеческий контакт с себе подобными.
Гармоническое развитие можно найти в любом существе, чей вид прошел длительную историю. Такого рода развитие затруднено для человека в силу относительной новизны сознавания для эволюции. Гармоничное развитие животных, антропоидов и раннего человека требовало ощущений, чувств, движений и лишь минимума мысли - то есть памяти и минимума сознания, -то есть того, что отличает «бодрствующее» состояние от сна. Животные без сознования бродят здесь и там, и это не является существенным. Когда на эволюционной лестнице появляется сознавание в человеке, простое движе-ние в одном направлении сказывается поворотом направо, а в другом - налево.
 
Нам трудно оценить важность этого факта. Он кажется столь же простым, как способность видеть глазами. Но если подумать, то способность различать правое и левое не менее сложна, чем видение. Различая правое и левое, человек разделяет пространство по отношению к себе, принимая себя за центр, от которого расходится пространство. Это далее развивается в понятие «правого» и «левого», которые уже могут быть выражены в словах. Со време-нем символы становятся все более абстрактными, так что становится возмож-ным составить предложения вроде следующего: Чтобы сделать небольшой шаг вперед в сознавании, состоящий в понимании правого и левого, человек однажды должен был, двигаясь, обращать внимание как на то, что происхо-дит внутри него, так и на то, что происходит вне его. Это перемещение Бкиманчя внутрь и наружу создают абстракция и слова, которые описывают изменение положения его внутреннего личного мира по отношению к внеш-нем)' миру. По-видимому, развитие этого сознавания связано со значительны-ми муками родов, и первые проблески сознавания не раз озадачивали наших предков.
 
Благодаря своей новизне в эволюционном смысле, способность к созна-ванию различается у различных индивидуумов в значительной степени более, чем распределение других способностей. Существуют также значительные периодические вариации сознавания в индивидууме и в месте этой способно-сти среди других его личностных свойств. Она может исчезать на время или совсем. Реже могут появляться пики, в которых все человеческие способности сливаются в гармоничное, единое целое.
 
В одной тибетской притче человек без сознавания сравнивается с повоз-кой, пассажирами которой являются желания, лошадью - мышцы, сама же повозка - скелет. Сознавание - спящий кучер. Пока он спит, повозка будет бесцельно продвигаться то туда, то сюда. У пассажиров разные цели, и лошади тянут в разные стороны. Если же возница проснется, возьмется за вожди, то он может заставить лошадей .развести пассажиров к их целям.
В те моменты, когда сознавание соединяется с чувствованием, ощущени-ями, движением и мышлением, коляска движется по верному пути. Человек делает открытия, изобретает, творит и «знает». Он постигает, что его маленький мир и большой мир вокруг - одно, и что в этом единстве он не одинок.
.аЛоузн А., Лоуэн Л.
 

ВВЕДЕНИЕ:

ЧТО ТАКОЕ БИОЭНЕРГЕТИКА?

Биоэнергетика - это путь познания своей личности через язык тела и его энергетических процессов. Эти процессы, т.е. продуцирование энергии по-средством дыхания и метаболизма и высвобождение энергии посредством движения, являются основными функциямижизни. Насколько много энергии имеет челоэек и насколько хорошо с а ее использует, детерминирует ответы человека на жизненные ситуации. Очевидно, что человек может справляться с жизненными ситуациями более эф Ьективно, когда имеет больше энергии, которую он способен переводить в движение и экспрессию.
 
Биоэнергетика является также формой терапии, которая сочетает работу с телом и «умом» и целью которой является помощь людям в разрешении их эмоциональных проблем и реализации большинства их потенциала для пол-учения удозольствия и радости жизни. Фундаментальный тезис биоэнергети-ки - это то, что тело и «ум» функционально являются идентичными. Это означает, что то, что «приходит на ум», отражает то, что случилось в теле, и наоборот. Отношения внутри этих трех элементов-тела, ума и энергетических процессов, - наилучшим образом объясняются диалектически и могут быть представлены следующей диаграммой.
 
ТЕЛО ЧУВСТВА
ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ
Как мы знаем, ум и тело могут влиять друг на друга. Как мы думаем может воздействовать на то, как мы чувствуем. Обратное утверждение тоже верно. Более глубинно, и мышление, и чувст.га обусловлены энергетическими фак-торами. Например, почти невозможно человеку, находящемуся в депрессии, развеять себя и свою депрессию путем позитивных мыслей. Это потому, что его энергия подавлена. Когда уровень его энергии приподнят глубоким дыха-нием (его дыхание было угнетено вместе с другими жизненными функциями) и высвобождением чувств, человек выходит из депрессивного состояния. (См. «Depression and the Body», Baltimore: Penguin Books, 1973).
Печатается по изданию: Lowen A., Lowen ]L, The Way to Vibrant Health,
1977, p. 3-6. Перевод В. Ю. Баскакова.
 
Энергетические процессы связаны с бодростью тела. Чем больше бодро-сти, тем больше энергии, и наоборот. Ригидность или хроническая напряжен-ность ослабляют бодрость и уменьшают энергию. При рождении организм обладает наибольшей подвижностью, изменчивостью состояний; при смерти ригидность тотальная, всеобщая (rigor mortis). Мы не способны избежать ригидности, которая приходит к нам с возрастом. То, что мы можем избежать, - это ригидности и хронической напряженности, которые появились в резуль-тате неразрешенных эмоциональных конфликтов.
Каждый стресс продуцирует состояние напряженности в теле. В нормаль-ном состоянии напряженность исчезает, когда стресс уменьшается. Хрониче-ские напряжения, сохраняющиеся после провокации стресса, видоизменяют-ся в неосознаваемые телесные позы (muscular set). Такие хронические мышечные напряжения разрушают эмоциональное здоровье, т.к. уменьшают индивидуальную энергию, ограничивают подвижность (естественную спон-танную игру и движения мускулатуры), ограничивают самоэкспрессию. Ска-занное становится очевидным, когда снята хроническая напряженность и человекснова приобретает свою бодрость ихорошее эмоциональное самочув-ствие.
 
Работа с телом в биоэнергетике включает как манипулятивные процеду-ры, так и специальные упражнения. Манипулятивные процедуры состоят из массажа, контролируемых надавливаний, мягких прикосновений для расслаб-ления зажатых мускулов. Упражнения призваны помочь'человеку войти в контакт с его напряжениями и снять их путем соответствующих движений. Важно знать, что каждый зажатый мускул зажат некоторым движением. Эти упражнения развивались в ходе более чем двадцатилетней терапевтической работы с пациентами. Упражнения про делываются в терапевтических сеансах, в залах и дома. Люди, которые практикуют эти упражнения, отмечают их позитивный вклад, в энергию, настроение и работу. Авторы делают эти упраж-нения регулярно, оказывая таким образом помощь собственному самочувст-вию. Где бы ни использовали мы эти упражнения, например, на семинарах для профессионалов, результат всегда восхитительный.
Вначале мы желаем подчеркнуть, что эти упражнения не являются заме-ной терапии. Они не решают глубинные эмоциональные проблемы, которые в основном требуют компетентную профессиональную помощь. Однако, очень часто люди, которые выполняют эти упражнения, приходят к решению, что они нуждаются и хотят получить такую терапевтическую помощь. Но, проходите ли вы терапевтические сеансы или нет, регулярное использование этих упражнений поможет вам значительно увеличить вашу бодрость и спо-собность наслаждаться.
 
Эти упражнения могут помочь вам приобрести большее самообладание, со всем, что этот термин подразумевает. Это будет происходить следующим путем: 1) увеличения состояния вибраций вашего тела; 2) «заземления» вас, ваших ног и тела; 3) углубления вашего дыхания; 4) обострения вашего сознавания; 5) увеличения числа способов вашего самовыражения. Эти уп-ражнения могут также улучшить вашу фигуру, поднять на большую высоту ваши сексуальные чувства и содействовать вашей самоуверенности. Однако' >. это - упражнения, и эффект во многом зависит от того, что вы внесете в них.
ф Если вы выполняете их механически - вы возьмете минимум из этих упражне-ний. Если вы выполняете их принудительно - их влияние будет крохотным. Если вы выполняете их соревнуясь с кем-то - вы ничего не испытаете. Однако если вы выполняете их тщательным образом и с интересом в вашем теле -позитивные эффекты удивят вас.
Доктор Т. '..
 

ТАЙЦЗИЦЮАНЬ И ПСИХОТЕРАПИЯ

Карл Густав Юнг, который первый начал искать в восточных учениях вдохновение для практики психотерапии и одновременно знакомить с ними людей Запада, утверждает в предисловии к книге по дзэн-буддизму, что «в рамках нашей культуры есть одна область, которая частично встречает, а частично и должна встречать низкое понимание в этих устремлениях, - это психотерапия».
 
По мнению этого выдающегося психолога, «лечение души» основано на исцелении и преодолении внутренних противоречий и конфликтов. Для че-ловека Запада труднее всего примирить противоречие между сознанием и подсознанием. Обе эти формы психической жизни управляются совершенно разными законами. Царством сознания являются интеллект и воля, а подсоз-нания - интуиция и чувство. Подсознание является как бы женской частью психики, элементом «инь», «вечной животворящей матерью сознания». Кон-такт со сферой подсознательного оживляет и обогащает нашу внутреннюю жизнь, которая без этого истощилась бы. Своим мощным развитием мышле-ния и воли культура Запада привела однако к настоящему разрыву между этими сферами. Развитие научного мышления и организационной точности привело к тому, что наша внутренняя жизнь оторвалась от подсознательных источников. Такая ситуация может привести к появлению патологий как единичных, так и коллективных. Спасение - в возвращении к истокам и создании синтеза сознания и подсознания вокруг нового психического центра - личности, которая должна заменить ego, связанное исключительно с созна-тельной сферой.
 
В реализации этой цели наряду с нашими собственными христианскими практиками и некоторыми менее значимыми традициями, возникшими еще до христианства, полезными являются, с точки зрения Юнга, методы, разрабо-танные на Востоке, в частности, восточные медитативные техники. То, что в нас считалось второстепенной сферой духовной жизни, там развилось во всей полноте. Накоплен богатый опыт и составлены «карты внутреннего пути», благодаря которым можно относительно безопасно перемещаться по этой незнакомой территории. Однако безопасно это только для восточных людей. Человек же Запада с его иной психической структурой должен выработать для себя свою собственную «йогу», что, как допускал Юнг, произойдет в будущем с опорой на христианскую традицию, обогащенную некоторыми восточными элементами, касающимися прежде всего «технической» стороны душевного развития. '
 
Печатается по изданию: N. Doctor. Taiji: medytacja w ruchii. Wydawnietwo «Pusty obtok», 1988, s. 34-41. Перевод И.Л. Резниченко.Такой техникой, развившейся на Востоке, является медитация. По мнению Юнга, ее действие основано на ограничении активности сферы сознания путем концентрации сознания на определенном объекте. Вся энергия, которая до сих пор оживляла нашу сознательную внутреннюю жизнь, является как бы. преодолением подсознания, которое связано с сознанием сетью капилляров. Активизированная таким путем сущность подсознания начинает прорываться к сознанию. Если этот процесс протекает слишком быстро, а сознание при этом внутренне слабо сынтегрировано, такое вмешательство может приобре-сти психотический характер. Если же этот «поток» помещен в определенное русло н не похож на разрушительное наводнение (поскольку сознание к этому предварительно подготовлено), мы имеем дело с созданием синтеза созна-тельного и бессознательного.
 
Символ тайцзшдюаня - круг, одна половинка которого темная, другая -свет-лая, в виде двух смежных рыб; это одновременно символ той самой интеграции, устранения противоречия сознательного и подсознательного.
Вместе с выдающимся немецким китаистом Ричардом Вильгельмом Юнг познакомил западного человека с основами китайской мысли. Многие пере-веденные. Вильгельмом трактаты Юнг снабдил психологическими коммента-риями. Среди них - классический трактат по йоге тайцзи «Тайна золотого цветка*. Практику медитации тайцзи он признает за метод, аналогичный процессу терапии - внутреннего развития за счет исцеления тех элементов психики, которые состоят в конфликте. Он однако предостерегал от механи-ческого перенесения элементов восточной традиции на почву западной куль-туры. По его мнению простое присвоение этого опыта должно происходить не за счет его внутреннего копирования, но посредством адаптации и синтеза с собственной культурой.
По пути, указанному Юнгом, пошел Александр Лоуэн, создатель системы психофизиологических воздействий - биоэнергетики, использовавший и опыт психоанализа, и опыт восточного транса. Может быть, здесь трудно говорить собственно о трансе, особенно на первой стадии формирования его концеп-ции,поскольку' с восточными идеями он встретился позже. Через некоторое время, уже ведя собственную практику, он с изумлением обнаружил, что многие упражнения, которые он предлагал пациентам, имеют соответствия в тайцзицюане. По его мнению, эта система, параллельная биоэнергетике. Оба метода стремятся к сходным целям с помощью^сходных средств - гармониза-ции отношений между индивидуумом и окружением, которая достигается гимнастическими и дыхательными упражнениями и медитацией.
 
Подчеркивая роль сознательного контакта с собственным телом и дыха-нием и вдохновения, возникающего при идентификации с телом (это пропо-ведует йога и тайцзицюань), биоэнергетика придает большую роль экспрес-сии в сфере внутреннего мира, чем это делается на Западе. Однако, как и в восточной практике, биоэнергетические упражнения могут достигать своей цели, если будут выполняться с выраженным личным отношением к ним и с пониманием их смысла.
Ключевую роль в биоэнергетике играет получение жизненной энергии «qi». Ее свободное поступление в организм обуславливает состояние психо-
физического здоровья. Блокировка ее поступления путем напряжения мышц разных частей тела вызывает .психические и соматические расстройства, рас-сматриваемые в этой системе в единстве, подобно тому, как единым целым является весь организм. Осознание и разрядка мышечных блоков означает осознание и разрядку подавленных причин, их вызвавших. Достичь их можно в определенной степени через тело. Этому способствуют гимнастические и дыхательное упражнения, которые делают возможным свободный доступ энергии и разрядку подавленных эмоциональных причин.
 
Углубленное дыхание является фактором, который легче всего позволяет достичь этих ощущений, а также повысить уровень и проходимость потока энергии. Здесь имеется в виду брюшное дыхание, поскольку Лоуэн, подобно восточным учителям, считает, что живот является жизненным центром чело-века Диафрагма, наподобие поверхности Земли, отделяет светлое от темно-го, сознание от подсознания. Проведение энергии ниже этой границы посред-ством брюшного дыхания позволяет сознанию соприкоснуться с его подсознательными корнями и сьштегрировать личность на всех ее уровнях. Это ведет к поиску ощущения равновесия и безопасности, а также к полному контакту с собственным опытом в результате приостановки подавляющих функций центра сознания.
 
Другим фактором, «укореняющим» сознание, является собственный кон-такт тела с полом, так называемое «чувство опоры». Так как углубленное дыхание повзоляет войти в контакт с нашим нутром, более'выраженное чув-ство опоры позволяет найти лучшую опору в реальной действительности -крепче стать на собственные ноги. Расслабление брюшных мышц, которые слегка напряжены, какукультуриста,атакже сгибание колен помогает крепче стоять на земле не только в прямом, но и в переносном смысле.
 
Даже беглый взгляд на биоэнергетический подход к терапии показывает, что здесь можно найти много общего с гимнастическими упражнениями тай-цзицюаня и их теорией. Прием энергии и ее блокировка как источите болез-ненных расстройств, гимнастические и дыхательные упражнения, как метод раскрепощения этих блоков, важность сгибания колен и контакта с полом, углубленное брюшное дыхание и другие более специфические совпадения позволяют трактовать обе системы как родственные и даже предполагать наличие восточного транса в биоэнергетике.
 
Наряду со сходствами есть и различия. Важнейшим из них представляется роль, которую играет регулирование подавленных сознанием эмоций. В био-энергетике это происходит параллельно расслаблению мышечных блоков, и дыхательно-гимнастические техники рассматриваются как основное средство достижения этой цели. В тайцзицюане процесс разблокировки подавленных эмоций почти не проявляется полностью.
 
Другим направлением психотерапии, в котором важное значение приоб-рел восточный транс, является гештальт-терапия. Ее создатель Фршд Перле был долгое время директором Исаленовского института в Калифорнии, в стенах которого много восточных методик нашло путь в психотерапию, среди них тайцзицюань.Остопным методом воздействия Б гештальт-терапииявляется концентра-ция сознания на том, что происходит здесь и теперь, на свободном потоке мыслен.. Это не такое простое задание, как кажется. Это затрудняет присут-ствие непроясненных до конца переживаний. Однако эти «оторванные» от подсознания наши даяние переживания, когда-то не пережитые нами до кон-ца, сейчас вл:1яют на наш нынешний опыт. Поток переживаний не льется свободно из-за этого. Это трудно осознать самому. В этом помогает психоте-рапевт, задача которого - открыть способы, благодаря которым пациент защи-щается от определенных переживаний, и предложить ему действия, с по-мощью которых можно обрести собственные опоры для преодоления этих переживаний.
 
Млог:ге техники гештальт-терапии ориентированы на расширение созна-ння собственного тела и способа дыхания. Подавление сознания, по мнению Перлса, - это процесс в большей степени механический, который проявляется при напряжении мускулов различных частей тела. Обнаружение «заморожен-ных» в теле эмоций делает возможной реакцию на них, переживание подав-ленного опыта еще раз, но на этот раз до конца. Только тогда этот опыт перестанет блокировать другие переживания и сделает возможным их полное переживание.
 
Подавление определенных переживаний проявляется также в способе дыхания. По мысли Перлса, страх - это затруднения с дыханием. Наблюдая за тем, как протекает процесс дыхания, можно полностью осознать все связан-ные с н!ш эмоции. Это в некотором смысле их телесный знак.
TexH'tiai работы с талом и дыханием используются в совокупности с целым рядом других методов: упражнениями на управление воображением, анализом снов, тренингами чувств и ощущений, пластическим самовыраже-нием и т.п. «Королевской дорогой» этой школы психотерапии однако остается концентрация сознания на актуальных переживаниях. Терапевт постоянно дает пациенту задание избегать теоретизирований, говорить от первого лица и излагать то, что с ним происходит «здесь и сейчас». Поток ощущений, воплощенный в языковую ферму, принимает характер вербализованной меди-тации, обогащенной в общественном измерении - передаче другим собствен-ного опыта.
 
В процессе психотерапии предписывается избегать всяких интеллекту-альных интерпретаций. Приостановка, насколько возможно, критического мышления, оказывает помощь в овладении первичной действительностью -чистого опыта. Выключение «компьютера» - как Перле описывает мыслящее Я - делает возможным вступление в пустоту, которая только внешне кажется пустотой, пока мы не находим в ней «вещи». Неовеществленное сознание заполняет новый, более полный способ контакта с действительностью как -процессом постоянного становления.
Еще более важную роль восточный транс играет у некоторых последова-телей Перлса, которые при этом ищут конкретные техники, разработанные на Востоке, и используют их в психотерапевтическом контексте.
 
Один из них, Эдвард Беверли - создатель тайцзи-гештальта, синтеза гештальт-терапии и тайцзицюаня. Он же пишет о своей работе с пациентами:
i «Считаю медитацию инструментомуспокоениямышления ("выйти из соб-
' ственной головы") и сосредоточения. В состоянии медитации мы наблюдаем собственные внутренние динамические процессы формирования гештальтов. Для песнопений мы используем восточные и западные мантры. Когда-то они были тихие и спокойные, а сейчас стали громкими доводящими человека до катарсиса. Иногда действия сочетаются со звуками и движениями.
Методом сосредоточения в тайцзщюане является практика туи-шоу (тол-кающиеся ладони). Она оказалась полезной также в невербальной практике работы над конфликтами в группе.
 
Тештальт-терапия практикуется в своей обычной форме, однако также мы используем тайцзицюань в работе с воображением. Старинная китайская книга «Книга перемен» полна фантазий, которые могут пригодиться в гештальт-практике. В целом можно сказать, что моя гештальт-прахтика насыщена элементами тайцзицюаня, особенно расслаблением и неподвижностью. Осознание ощущений концентрируется на усилении осознания простейших проявлений функционирования нашего организма с целью постоянного обогащения и более полного сознавания того, что мы живые. Этот метод представляет собой западную адаптацию подхода дзэн и соединяет гештальт-практику и тайцзицюань.»
В биоэнергетике, подобно тому, как и в разных вариантах гештальт-тера-пии, мы имеем дело с попыткой преодолеть дуализм тела и души, глядя на тело глазами души. Функционирование нашего организма при этом не рассматривается с точки зрения естественных нужд, которые обычно редуцируют организм до своеобразного механизма, но непосредственно, подобно тому, как : предстают сознанию в осознанной форме мышечные напряжения при блоки-ровке дыхания.
 

НЕПОСРЕДСТВЕННО-ЧУВСТВЕННЫЙ ОПЫТ

И ОПЫТ ТЕЛЕСНОСТИ

Юнг КГ.

ПРОБЛЕМА ТИПОВ

Меня всегда удивлял тот факт.что существует удивительное число лю-дей, которые никогда не применяют СБОЙ МОЗГ К делу, если этого можно избежать, и одинаковое с ними количество людей, которые непременно им воспользуются, но поразительно глупым образом. Столь же удивительным для меня было обнаружить достаточно много образованных и широко мысля-щих людей, которые живут, словно не умея пользоваться своими органами чувств (насколько это можно заметить). Они не замечают вещей перед своими глазами, не слышат слов, звучащих у них в ушах, не замечают предметов, которые трогают или пробуют на вкус. Некоторые живут, не замечая, не сознавая своего собственного тела.
 
Есть и другие, которые, казалось бы, живут в странном режиме своего сознания, будто состояние, в котором они сегодня оказались, было оконча-тельным, постоянным, без какой-либо возможности перемен. Словно мир и' психика статичны и остаются таковыми вечно. Они, казалось бы, избегали любого вида воображения и всецело зависели от непосредственного воспри-ятия. В их мире отсутствовал случай или возможность чего-нибудь и в «сегод-ня» не было ни атома «завтра». Будущее оказывалось простым повторением прошлого.
 
Я пытаюсь дать здесь эскиз первых впечатлений, когда я начал изучать тех людей, которых встречал. Скоро, однако, мне стало ясно, что те, кто пользовался разумом, были теми, кто думал, т.е. кто применял свои интеллек-туальные способности, пытаясь адаптировать себя к людям и обстоятельст-вам. Но равно интеллигентными оказались и те люди, которые не думали, а отыскивали и находили свой путь с помощью чувств.
Печетается по изданию: Юнг К.Г. Архетии и символ. -М., Ренесанс,
1991, с. 56-57.
Осницкий А.К.
 

О СВЯЗИ НЕПОСРЕДСТВЕННО-ЧУВСТВЕННОГО И ОПОСРЕДСТВОВАН-НОГО, ЗНАКОВОГО В ОПЫТЕ ЧЕЛОВЕКА

Непосредственное знание, непосредственный опыт приобретается чело-веком в прямом контакте с миром, в отличие от опыта опосредствованного, усваиваемого всегда с помощью другого человека, с помощью знаков и орудий. Конечно, и сфера непосредственно приобретаемого знания начинает впоследствии определяться средствами опыта социализированного: мир чувств, переживаний и состояний человека все более становится опосредст-вован его связями с людьми и предметами, в которых кристаллизован опыт человечества «Способность к речи у ребенка - говорил Иоганн Генрих Песталоцци - должна быть развита настолько, чтобы он умел выражать впечат-ления от чувственного восприятия окружающей среды и окружающих усло-вий с такой же определенностью, с какой он уяснил их себе средствами чувствования и наблюдения. Если, обучая языку, не довести ребенка до такой степени владения речью, то между формированием его способности к наблю-дению и развитием его мыслительных способностей ляжет пропасть». Но всегда переживания и состояния человека окрашены неповторимой палитрой его собственного опыта, неповторимость эта во многом зависит от условий, в которых протекает жизнедеятельность человека, от тех видов деятельности, в которые он вовлечен.
 
С момента приобщения ребенка к социализированным видам обучения и воспитания, основной упор делается на закрепление опосредствованных форм воздействия на него, на закрепление у него средств, которыми это взаимодействие может быть осуществлено. Педагогические воздействия апеллируют преимущественно к осознанию и пониманию ребенка. Сам по себе этот путь неплох, потому он и закрепился, что обеспечивает человеку определенный успех, определенные достижения. Плохо, если этот путь воз-действия на ребенка организован так, что перекрывает пути стихийного раз-вития непосредственных форм познания, оставляет лишь возможность за-крепления отдельных чувств и переживаний, общепринятых в тех или иных педагогических системах.
 
Каким бы ни был мир, окружающий человека, какой бы ни была система его обучения, если они не опираются на индивидуальный мир чувств и пере-живаний, ограничиваясь возделыванием заданных социумом чувств и оценок, - результатом будет накопленный опыт суррогатов истинных переживаний, осознаваемых, используемых, но не принимаемых близко к сердцу отношений человека к людям, предметам и своим действиям. Когда в обучении навязы-вается (участзует) темперамент обучающего, его многократно применяемые педагогические воздействия, вроде бы и осуществляется, по выражению СВ. Гиппиус, «эмоциональный показ», влияние на чувства обучаемых. Но это «среднеарифметическое», по его же выражению, условное, имеющее всепризнаки человеческих эмоций, воздействие едва ли отвечает собственным переживаниям и чувствам человека. Мы часто не столько сознательно копи-руем чувства, сколько пытаемся приложить дополнительные усилия с тем, чтобы закрепить их себе, «присвоить» (противоестественное «насилие над собой* впоследствии может стать источником невротических реакций, пси-хического истощения и других поведенческих отклонений). Даже младший школьник, как показывает практика, может довольно подробно рассказать о том, что нужно делать, чтобы задание было выполнено хорошо, как нужно откоситься к людям, но в реальной своей работе оказывается беспомощным, а в отношениях с окружающими - эгоцентричным и бесчувственным.
 
Невнимание к развитию непосредственно-чувственных средств и форм познания, подмена воспитания дрессурой приводят к обеднению познаватель-ных средств, к деятельности по принуждению.' Многие из взрослых, обраща-ющихся в психологическую консультацию, лишены умения тонко чувствовать изменения в душевном и физическом состоянии окружающих, даже у своих детей, мало знают о богатстве связей человека с окружающим миром. Един-ственной педагогической формой воздействия на других, и средством обще-ния у них служат нравоучения, нотации, попреки. На вопрос, долго ли они сама могли бы выдержать подобное отношение к себе со стороны окружаю-щих, растерянно отвечают: «Конечно, нет! Но надо же что-то делать.»
 
Хоррекццонные меры, используемые нами в консультационной практике, и кгделенные на развитие координации в движениях, на установление и расширение сферы эмоциональных контактов, на формирование большей уверенности (и афферентации) в движениях и отношениях с окружащими, на развитие воображения'и внимания без напряжений, помогают нам и консуль-тируемым на место ограниченных словесных форм, с помощью которых они взаимодействовали ранее с людьми и миром, ставить и разнообразные сред-ства непосредственных контактов, разнообразные средства постижения мира предметов и мира окружающих людей. В психотехнических играх, в попытках овладеть навыками самоуправления и регуляции деятельностью происходит формирование ранее отсутствующих чувственных средств, необходимых для закрепления умений.
 
До сих пор мы анализировали непосредственный чувственный опыт лишь как опыт переработки текущей информации, поступающей от органов чувств, ориентирующих нас в этом мире. Немаловажными являются и те средства непосредственного чувственного опыта, которые включаются в более слож-ную систему внутренней переработки всей поступающей информации, в фор-мирование картины мира, представление о самом себе и своем месте в этом мире.
Нас и ранее не устраивала общепринятая интерпретация эмоций и чувств как некоторой непосредственной данности, субъективно переживаемой ("не-посредственная внутренняя субъективная данность"), и обделенность ее оце-ночной функцией. Эмоции выступают в теории П.В. Симонова лишь как «датчик неопределенности», они и возникают как реакция на неопределен-ность, как дополнительное обеспечение наэтоткритическиймомент. Снашей точки зрения непосредственный чувственный опыт человека, т.е. тот опыт,
 
который пополняется с помощью наших органов чувств, оценивается, в первую очередь именно на эмоционально-чувственном уровне, также как, например, опыт пополняемый знаками, понятиями, теориями - оценивается на уровне сознания.
Наше деление видов опыта условно, в естественной жизни человека они взаимодополнительны и существуют лишь благодаря друг другу. Мало того, опыт опосредствованный расширяется за счет постижения данных непосред-ственно-чувственного опыта, а опыт непосредственный сам человек всегда стремится осмыслить (разумеется, он может этого и не делать), подвести под имеющийся у него опыт опосредствованный.
Если не отказывать эмоциям и чувствам в оценочной функции (для этого не обязательно связывать их понятиями и теми знаками, которые закрепились в общечеловеческом опыте, а, следовательно, и с сознанием), можно вполне допустить «предзнаховость», определенную сигнальность на уровне связей биотического и абиотического. Механизм перехода в живом мире от раздра-жимости к чувствительности, от раздражения к ощущению прекрасно описан А.Н. Леонтьевым.
 
Такой подход к пониманию эмоций и чувств, предполагающий за ними не только фиксацию состояния, но и его оценку, позволяет по нашему мнению, предположить связь эмоций с переживанием, которое возникает как резуль-тат определенной работы, не всегда Даже протекающий по законам деятель-ности. Эта работа связана с нормализацией состояния, определекным его упорядочиванием, и с сознанием, в котором эмоции выполняют обязательно функцию «предозначения», «предметафоризации», первичного анализа и оценки.
 
Осознание и переживание - формы отражения пересекающиеся, но не совпадающие. И когда мы вновь и вновь, не столько в деятельностном плане, сколько в плане регуляторном, подчеркиваем сосуществование двух видов опыта: опытанепосредственно-чувственного и опыта опосредствованного, мы-понимаем условность их различения, различения по принципу: чего больше в каждом из видов опыта содержится. В опосредствованном опыте больше содержится информации, записанной в символической, знаковой форме и содержащей сведения, которыми не только можно воспользоваться самому, но почти без потерь и передать другому человеку. В опыте непосредственно-чувственном больше содержится информации индивидуально используемой, индивидуально своеобразной, невербализуемой, а если и вербализуемой, то неоднозначно совпадающей с результатами восприятия, осознания и пережи-вания другого человека. Данными непосредственно-чувственного опыта мож-но обменяться лишь в ограниченных пределах, пределах частичного понима-ния другим человеком ваших чувств, вашего отношения. И ваше переживание, в силу этого, не только субъективное, но и объективное образование, если оно может оказывать определенное влияние на поведение другого человека.
Елисеев В А.
 

ПСИХИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ И ПСИ-ХОСОМАТИЧЕСКИЕ СООТНОШЕНИЯ В ТРАДИЦИОННЫХ ВОЗЗРЕНИЯХ КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ МЕДИЦИНЫ.

В китайской традиционной медицине постулируется существование не-коего феномена, именуемого «жизненной энергией» ИЛИ ЦИ. Эта энергия Ци в обычном состоянии суть «энергия» внимательности, сосредоточенности, осознавания. Иначе говоря, можно предположить, что когда мы осознаем некую область своего тела, мы прикладываем к ней особую «энергию» Ци-энергию» нашего сознания. То, что Ци можно понимать и как простое осоз-нание, подтверждается практикой использования понятия Ци не только в китайской медицине, ко и в традиционных, чисто китайских, видах спорта, а именно, в гимнастике «у-шу».
Энергия Ци предстает в двух ипостасях - сначала как осознавание, а затем как тепло, горячий комок, который можно перемещать усилием воли или который самопроизвольно перемещается по определенным траекториям внутри тела.
 
Ощущение «возникновения Ци» тесно связано с определенными путями возможных перемещений «горячего комка Ци», по которым он движется сначала усилием воли, азатем, после «очищения» каналов, самопроизвольно. Эти пути перемещения субъективного ощущения разогревания и есть те линии, которые отражены в структуре меридианов. Кроме того, местоположе-ние меридианов определяется и локализацией болевых ощущений, которые, с точки зрения традиционной медицины, есть проявления «застоя Ци», т.е. непроходимости меридиана. Таким образом, эта система меридианов дейст-вительно возникла на основе субъективных ощущений и, возможно, носит только субъективный , но закономерный характер. Если система меридианов так и не получит каких-либо четких и однозначных анатомо-физиологических коррелятов, то ее можно будет справедливо назвать «психической анатомией» человека или, если угодно,«психическим телом». Система меридианов может быть классифицирована как некое звено, соединяющее психическое и сома-тическое, как некое образование, субъективное по природе, но спроецирован-ное на тело и организующее его процессы жизнедеятельности. Ее можно также представить как отдельное, специфическое целое, синтезировавшее в себе психику и соматику и не сводимое к ним. Во всяком случае, приведенные выше факты открывают новое, особое поле для исследования соотношений психического и соматического.
Печатается по изданию: Активность и жизненная позиция личности. -М., Институт психологии АН СССР, 1988, с. 198-200.
 

3. ГРАНИЦЫ ТЕЛЕСНОСТИ

Ухтомский Л А.

ПИСЬМА

...Хочется сказать об одной из важнейших перспектив, которые открыва-ются в связи с доминантою. Это проблема двойника и тесно связанная с нею проблема заслуженного собеседника...
...Проблема «двойника» поставлена Достоевским, а мостом к ее понима-нию послужила для меня доминанта. В одном собрании посмертных бумаг Достоевского я в свое время с удивлением прочел, что, по собственному убеждению этого писателя, его раннее и столь, казалось бы, незначительное произведите «Двойник» было попыткою разработать и высказать самое важ-ное, что когда-либо его мучило. Неоднократно и потом, после ссылки, он возвращался к этой теме, и не без удовлетворения. Для читателей «Двойник» до сих пор остается каким-то загадочным, маловнятным литературным явле-нием! Для меня из доминанты стало раскрываться вот что.
 
Человек приходит к миру и к людям всегда через посредство своих доми-нант, своей деятельности. Старинная мысль, что мы пассивно отпечатлеваем на себе реальность, какова она есть, совершенно не соответствует действи-тельности. Наши доминанты, наше поведение стоят между нами и миром, между нашими мыслями и действительностью. Неизбежно получается та .доминантная абстракция, о которой я Вам говорил вчера. Целые неисчерпае-мые области прекрасной или ужасной реальности данного момента не учиты-ваются нами, если наши доминанты не направлены на них или направлены в другую сторону. И тут возникает, очевидно ежеминутно в нашей жизни, следующее критическое обстоятельство: мы принимаем решения и действуем на основании того, как представляем действительное положение вещей, но действительное положение вещей представляется нами в прямой зависимо-сти от того, как мы действуем! Очевидно -типическое и постоянное место нашей природы в том, что мы оправдываем наши поступки тем, что они соответствуют реальному положению; но для того, чтобы поступок вообще мог совершиться, мы неизбежно абстрагируемся от целостной реальности, преломляем ее через наши доминанты. Мы можем воспринимать лишь то и тех, к чему и к кому подготовлены наши доминанты, то есть наше поведение. Бесценные вещи и бесценные области реального бытия проходят мимо наших ушей и наших глаз, если не подготовлены уши, чтобы слышать, и не подго-товлены глаза, чтобы видеть, то есть если наша деятельность и поведение направлены сейчас в другие стороны.
 
Печатается по: Ухтомский А.А. Письма, «Новый мир», 1,1981, с 253-255.Плясуны перестали бы глупо веселиться, если быреально почувствовали, что вот сейчас, в этот самый момент умирают люди, а молодая родильница только что сдана в сортировочную камеру дома умалишенных. И самоубийца остановился бы, если бы реально почувствовал, что сейчас, в этот самый момент, совершается бесконечно интересная и неведомая еще для него жизнь; стаи угрей влекутся неведомыми устремлениями от берегов Европы через океан к Азорским островам ради великого труда - нереста, стаи чаек сейчас носятся над Амазонкой, а еще далее сейчас совершается еще более важная и бесконечно интересная, неведомая тайна - жизнь другого человека...
 
...Итак, человек видит реальность такою, каковы его доминанты, то есть главенствующие направления его деятельности. Человек видит в мире и в людях предопределенное своею деятельностью, то есть, так или иначе, само-го себя. И в этом может быть величайшее его наказание!...
...Если было бы иллюзией мечтать о «бездоминантности», о попытке взглянуть на мир и друга совсем помимо себя (бездоминантность дана разве только в бессоннице или в безразличной любезности старика Ростова!), то остается вполне реальным говорить о том, что в порядке нарочитого труда следует культивировать и воспитывать доминанту и поведение «по Коперни-ку* - поставив «центр тяготения» вне себя, на другом: это значит устроить и Босшггызать свое поведение и деятельность так, чтобы быть готовым в каж-дый данный момент предпочесть новооткрывающиеся законы мира и само-бытные черты и интересы другого «ЛИЦА» всяким своим интересам и теориям касательно них.
 
Освободиться от своего Двойника - вот необыкновенно трудная, но и необходимейшая задача человека!
В этом переломе внутри себя человек впервые открывает «лица» помимо себя и вносит в свою деятельность и понимание совершенно новую категорию лица, которое «никогда не может быть Средством для меня, но всегда должно быть моей целью». С этого момента и сам человек, встав на путь возделывания этой доминанты, впервые приобретает то, что можно в нем назвать, лицом.
 
Вот, если хотите, подлинная «диалектика»: только переключивши себя и свою деятельность на других, человек впервые находит самого себя как лицо!...
...Итак, как же возможно поставить в себе поведение жизни и поведение мысли, то есть свои доминанты, так, чтобы достигнуть хотя бы в принципе такого чудесного результата: быть чутким к реальности как она есть, незави-симо от моих интересов и доминант! Как будто тут что-то невозможное, носящее в себе даже внутреннее противоречие! Как можно перешагнуть через самого себя?...
Бхагван Шри Раджниш.
 

ЧТО ТАКОЕ ЛЮБОВЬ?

Вы спрашиваете: «Что такое любовь?»
Это глубокое побуждение быть единым с целым, глубокое побуждение растворить Я и ТЫ в единении. Любовь такова, потому что мы отделены от нашего собственного источника; из этого отделения вырастает желание вернуться обратно в целое, стать единым с ним...
И это легче достижимо, если вы падаете в полную противоположность, вот почему мужчину влечет к женщине, женщину влечет к мужчине. Мужчина может найти свою почву через женщину, и женщина может найти свое «за-земление» через мужчину. Они дополняют друг друга. Один мужчина - это половина, отчаянно нуждающаяся стать целым. Женщина - это тоже полови-на. Когда эти две половинки встречаются, смешиваются и сливаются, в первый раз чувствуется укорененность, почвенность. И через это возникает огромная радость бытия...
 
Вы спрашиваете: «Что есть любовь? Почему я так боюсь любви?»
И вот еще почему боятся любви - потому что в тот момент, когда вы входите в женщину, вы теряете ваше эго; женщина входит в мужчину и теряет своеэго.
Поймите следующее: вы можете быть укоренены в целом, только если вы теряете себя; нет другого пути. Вас влечет к целому, потому что вы чувствуете ненасыщенность, и затем, когда приходит момент исчезнуть в целом, вы начинаете чувствовать очень сильный страх. Великий страхвырастагт потому, что вы теряете себя. Вы.отскакиваете обратно. Это дилемма. Каждое челове-ческое существо должно встретиться с ней, столкнуться с этим, пройти сквозь, это, понять это и выйти за пределы этого.
 
Вы должны понять, что обе эти вещи вырастают из одного и того же. Вы чувствуете, как было бы прекрасно исчезнуть - ни беспокойства, ни тревоги, ни ответственности. Вы станете частью целого так же, как деревья и звезды. Просто сама идея фантастична! Это открывает двери, двери мистерии в ваше существо, это дает рождение поэзии. Это романтично. Но когда вы действи-тельно идете в это, тогда вырастает страх, что «Я собираюсь исчезнуть, и кто знает, что случится потом?»
 
Это как река, достигшая пустыни, слушающая шепот... нерешительная, она хочет пройти за нее, хочет идти искать океан; чувствует, что есть желание и есть неуловимое ощущение_уверенности и утверждения, что «моя судьба по ту сторону». ........
Печатается по изданию: Бхагван Шри Раджниш. Жизнь, любовь, смех. Издательство «Невский курьер», 1991, с. 44-46.И тогда пустыня говорит: «Послушай меня: единственный путь - это улетучиться в ветрах. Они возьмут тебя по ту сторону пустыни.» Река хочет попасть за пустыню, но вопрос очень естественен: «Тогда что же докажет и' гарантирует, что ветра позволят мне стать снова рекой? Как только я исчезну, я не смогу никаким образом контролировать. Тогдакакая гарантия, что я снова стану той же самой рекой, той же самой формы, с таким же именем, с таким же телом? И кто знает? И как я поверю, что если я однажды сдалась ветрам, то они позволят мне снова стать отдельной?» Это страх любви...
Ямполъский М.
 

СМЕРТЬ В КИНО

РИТУАЛ
Самое элементарное отличие живого тела от мертвого заключается в том, что живое тело обладает интенциальностью, оно открыто миру и взаимодействует с ним. Мертвое тело превращается в вещь, в объект. И хотя объект тоже может обладать интенциональностью и по-своему быть обращенным к живо-му, живые инстинктивно исключают эту интенцнональность трупа, то пугаю-щее силовое поле, которое он обращает к живущим. Живые способствуют смерти в той мере, в какой они стремятся подчеркнуть пассивность, внешность трупа, превратить его в инертный предмет.Но эта символическая процедура убиения мертвого, его опредмечивания, его исключения из мира, сопровож-дается иной процедурой, которую можно определить как превращение мерт-веца в знак. Этот процесс разобран Жоржем Батаем на примере жертвопри-ношения. «Когда приносимое в жертву животное входит в круг, где его убьет священник, оно переходит из мира вещей, закрытых для человека, для кото-рого они являются ничем, которые он знает извне, в интимный мир, который имманентен ему и знаком ему, как женщина в любовном акте». *'
 
Иными словами, тело убитого животного перестает быть вещью и стано-вится знаком, и именно в качестве знака оно и входит внутрь человека. Можно сказать, что жертвоприношение преобразует ннтешдиональность трупа в его знаковость. Жертвоприношение является лишь наиболее выразительным случаем ритуала, которому подвергается покойник.Наиболее выразительным потому, что именно жертвоприношение Иисуса превратило его в Бога - в тело, как некий сверхзнак, источник всех иных значений.
 
Превращение тела-вещи в тело-знак - функция всего ритуала смерти, особенно-церковного. Большое значение в этом ритуале имеет и присутствие близких при последнем вздохе, который как бы передается им в качестве некой мистической пневмы-духа. Но и весь ритуал похорон и особенно траура выполняет ту же функцию иллюзорного восстановления жизни в ее знаковой форме. Батай, например, указывает, что сопровождающие похороны слезы близких как раз являются «выражением острого сознания общей жизни, схва-ченной в ее интимности».* *
 
Слезы отмечают момент смерти как расставания, как разрыва «длитель-ности». Но именно этот разрыв привычного, растворенного в движении вре-мени существования вещей выявляет существо жизни в момент остановки, перерыва, в момент появления Знака, который рождается через разрушение
Печатается по изданию: Искусство кино, 1991, 9, с. 55-58. * Batailee G. Theorie de la religion. P., 1989, p. 59. ** Ibid., p. 65.- .;.;,длительности, через остановку существования. Подобным же образом дейст-вуют и иные компоненты похоронного ритуала. Жизнь останавливается ими, чтобы открыться БО всей своей смысловой глубине, чтобы возродиться в
знаковой ипостаси...
 
ЗРЕНИЕ И СЛЕПОТА
...Живое тело нуждается в совершенно особом, автономном объеме суще-ствования. Мерло-Понти приводит выразительное наблюдение: «Если моя рука лежит ка столе, мне никогда не придет в голову сказать, что она лежит рядом с пепельницей, подобно тому как пепельница лежит рядом с телефо-ком. Контур моего тела - это граница, которую не пересекают обычные пространственные отношения. Дело в том, что его части располагаются по отношению друг к другу особым способом: они не развернуты одна рядом с другой, но заключены одна в другую».* Рука не соотносится с пепельницей на столе, ко только с объемом того тела, которому принадлежит. Она суще-ствует как бы в хаясулированном пространстве собственного тела...
 
КАСАНИЕ
...Созерцание покойника и прикосновение к нему - акты принципиально различного содержания. Зрение обыкновенно дает нам видимое как чужое. Человек никогда не может увидеть собственного лица. И даже когда оно предстает его взору в зеркале, оно являтся лицом другого. Иное дело касание. Тактильные ощущения имеют совершенно особый характер. Когда человек касается, например, стола, стол как бы одновременно касается человека. В силу этого человек в акте касания зыступает и как субъект (тот, кто трогает), к как объект (тот, кого трогают), как он сам и как другой для себя (объект). Одновременно мир вещей в осязании также выступает как объект и субъект. Стол, касаясь руки, превращается в субъект, перестает быть только вещью.
 
Эти соображения важны, чтобы понять тот традиционный ужас перед прикосновением к покойнику, который обыкновенно испытывают люди. Из-вестно, что созерцание покойника гораздо менее травматично, чем прикосно-вение к нему. Ведь, дотрагиваясь до трупа, ты позволяешь ему дотронуться до себя. Покойник через тахтильность, с одной стороны, обнаруживает свою инертность, неподвижность, смертность, а с другой стороны, вдруг касается тебя, как бы изнутри своего бездонного небытия, из своей ужасающей пред-метности протягивает тебе руку. ...; - ••
Merleau-Ponti M. Phenomenologie de la perception., P., 1981, p. 114.
 
Ничего этого, конечно, нет в чистом зрелище, где зрение одновременно и не дает мертвому телу предстать до конца мертвым (холодным, одеревянев-шим, вещным), и не позволяет ему в акте касания ожить из глубины своего отсутствия.
Тактильность, как никакое иное чувство, омертвляет человека, дотраги-вающегося до мертвого тела, взодит в контакт с ним и позволяет испытать пугающее чувство своей близости мертвецу. Тактильность есть самый силь-ный способ ввести мертвеца внутрь своего я. В этом смысле она противопо-ложна уютному «поглощению» мертвеца как знака.
СИМУЛЯКР ' >" v-: *
 
...Безжизненное тело - это лишь вещная форма человека, если можно так выразиться, его материальная имитация - симулякр.
Симулякр - это тоже своего рода знак, в данном случае инертный, вещный знак человека. Но в отличие от того знака, в который превращается тело в жертвоприношении, он не может быть интериоризирован, поглощен внутрь. Это особый знак, он - результат имитации природного, естественного. Поэто-му это знак, который не может быть введен в сферу языка, усвоен, высказан. Он не относится к области символического и экспрессивного. Он весь распо-лагается в сфере микроразличий. Симулякр мертвого тела имеет значение лишь в той мере, в какой он похож на живое тело и отличен от него. Он весь существует в сфере сходства-различия.
 
Тело современного человека все чаще выступает именно хах самуляхр, имитация самого тела - отсюда женский грим, имитирующий естественность,' культ загара и спортивной комплекции, призванные имитировать здоровье и молодость. Гигантской сферой симулякров становится реклама и кинематог-раф.
Покойник превращается в симулякр живого именно в контексте этих общих для нашей цивилизации тенденций. Особенно очевидно это на ерша ер е бальзамирования и гримирования трупа. Мертвое тело для традиционной культуры не является симулякром живого, оно выступает по отношению к живому именно как «отдельное и самостоятельное». Послетого какроманти-ки открыли «красоту смерти», гримирование покойника стало способом скрыть следы агонии и придать телу храсоту смерти.4.
 

МЕТОДИКИ

Березкина-Орлова В.Б., Баскакова МЛ.

ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННАЯ ПСИХОТЕХНИКА АКТЕРА

(Методические рекомендации к проведению тренинга)
ВВЕДЕНИЕ
Представляемый психологический тренинг, носящий рабочее название «телесно-ориентированная психотехника актера», разработан на основе прин-ципов обучения актерскому мастерству в рамках школ КХ. Станиславского и М.А. Чехова
Задачи повышения чувствительности к себе, к другому человеку, умение понять и передать свое эмоциональное состояние и «войти» в эмоциональное состояние другого, полноценное взаимодействие с другим - это общие задачи для всех видов профессий, связанных с непосредственным контактом с людь-ми (психологов, преподавателей, врачей, актеров и т.п.). Каждому человеку, тем более представителям таких профессий необходимо сформировать в себе определенные навыки. Полноценное общение невозможно без так называе-мой «обратной связи». Человеку всегда важно знать, насколько его поняли, насколько его приняли со всей той информацией, которую он хочет донести, насколько он сам правильно понял, увидел, услышал то, что ему сообщили. Часто при общении принимаегся во внимание только вербальный его компо-нент, однако человек всегда, осознает он это или не осознает, говорит еще и телом.И именно этот «невербальный» язык может быть и информативнее и даже правдивее (в случаях, когда вербальные и невербальные проявления расходятся или противоречат друг другу). Представьте себе трех человек, каждый из которых говорит вам: «Я очень рад вас видеть». Первый из них говорит скороговоркой, пряча глаза и напряженно поднимая плечи. Второй -откинувшись на стуле, заложив ногу на ногу, скрестив руки на груди и с «каменным» выражением лица. Третий с улыбкой и «светящимися» глазами, с устремленным «навстречу» вам телом.
 
Ситуации, предлагаемые в этом тренинге, во многом искусственные, но они дают навык расшифровки невербального языка, дают тем самым новый опыт общения. Навык приобретается путем освоения упражнений по следую-щим направлениям (темам):
1) Освобождение от мышечных напряжений (от так называемых «зажи-мов»). Освобождение от телесных зажимов, согласно теоретическим положе-ниям телесно-ориентированной психотерапии, это один из косвенных путей к освобождению от зажимов психологических, т.к. телесные порождаются пси-хическими. Упражнения этой темы даются в начале любого занятия, это так называемые «разогревающие процедуры».
2) Внимание. В этой теме содержатся упражнения на сосредоточение-внимания (в ситуации «здесь и теперь»), переключение внимания, привлече-ние внимания к себе и т.д.
3) Воображение и фантазирование, которые являются необходимым зве-ном творческого поиска, наполняют сходные движения человека разнообраз-ным и, главное, осмысленным содержанием.
4) Собственно общение и взаимодействие с проработкой невербальных средств общения (интонаций, мимики, движений и т.п.) и его содержания (контекста, подтекста, атмосферы).
5) Кульминация цикла занятий - взаимодействие в хэпшшинге - импрови-зации.
. Необходимо специально оговориться, что такое разбиение на темк имеет целью только обозначение направлений работы и является достаточно услов-ным, т.к. большинство упражнений (кроме части разогревающих процедур) охватывает сразу несколько тем. Упражнения по мере их освоения, а также в зависимости от контекста, наполняются новым содержанием. Некоторые уп-ражнения, предлагаемые на начальных этапах тренинга, как упражнения на внимание и воображение, по мере освоения формальной стороны дела (инс-трукции) используются как упражнения на общение и взаимодействие. Кроме того, некоторые упражнения в зависимости от необходимости могут быть то вспомогательными,» переходными к другим, то представлять собой отдельный смысловой кусок, сопровождающийся разбором и интерпретацией.
Поэтому описываемые ниже упражнения даны в произвольном порядке, а не в порядке их выполнения.
 
СУЩНОСТЬ МЕТОДА
Представляемый вид тренингаможет рассматриваться как разновидность «телесно-ориентированных» тренингов. Основной целью тренинга является улучшение психологического самочувствия за счет осознания языка тела. Достижению этой цели способствует последовательное решение следующих задач:
- нахйжд ение и снятие собственных мышечных зажимов;
- изучение невербальных компонентов общения; ^-осознание языка собственного тела; ...
-осознание языка тела окружающих. , ОСНОВНЫЕ понятия - •• ./:--.:
В данном виде тренинга активно используются следующие основные понятия: действие, конфликт, зажим, атмосфера, действие с определенной окраской, психологический жест, импровизация.
Действие - волевой акт, направленный на достижение какой-либо цели. Разница целей (их столкновение) ведет к возникновению конфликта, внут-реннего или внешнего. Зажим - состояние напряжения какой-либо части тела (либо тела целиком), которое в своей крайней степени может привести к . двигательном}' ИЛИ эмоциональному ступору. Телесные зажимы являются следствием неразрешенных внутренних конфликтов, сохраняются длитель-ное время, чаще всего остаются неосознанными, могут описываться человеком как усталость, тяжесть, недомогание или отрицаться совсем.
Описываемые ниже понятия атмосферы, действия с определенной окра-ской и психологического жеста взяты из «системы» М. Чехова, обладают исключительной психологической значимостью для расширения круга осоз-нания невербальных компонентов взаимодействия. Эти понятия специально обсуждаются с участниками тренинга.
АТМОСФЕРА : '
Контекст общения, общее «настроение» ситуации, ее психологическое содержание, то, что возникает из эмоционального отношения к ситуации, к происходящему, к другим в целом. «Жизнь полна атмосфер, мы не живем в пустом пространстве» /М. Чехов/. Атмосфера и субъективные чувства чело-Бека - явления самостоятельные: личное чувство может быть созвучно атмос-фере либо чуждо ей.
Упражнения:
1) Представьте себе пространство вокруг вас наполненным атмосферой. Представьте атмосферы: уюта, благоговения, одиночества, радостного пред-чувствия. Бе. прибегайте ни к каким отвлекающим ваше внимание вообража-емым обстоятельствам. Представляйте себе непосредственно то или иное чувство разлитым вне вас, в вашем окружении.
2) Сделайте легкое движение рукой в гармонии с окружающей вас атмос-ферой. Повторяйте его до тех пор, пока ваша рука не будет пронизана атмос-ферой. Не играйте своим движением в атмосферу, не старайтесь чувствовать ее. Представляйте ее с возможной ясностью, когда она появится в вашем окружении, вы почувствуете ее, пробудятся индивидуальные чувства.
3) Произнесите одно слово в гармонии с атмосферой. Произнесите корот-кую фразу. Добавьте к фразе простое движение. ,'
4) Произнесите ту же короткую фразу, но в другой атмосфере. Какое движение вам хочется сделать сейчас? Какие образы и ощущения у вас
возникают? ,. .:
 
ДЕЙСТВИЕ С ОПРЕДЕЛЕННОЙ ОКРАСКОЙ
В нем проявляется некоторый душевный оттенок действия. Окраска дей-ствия пробуждает целый комплекс индивидуальных чувств.
Упражнения:
1) Произведите простое, естественное действие (откройте - закройте дверь, встаньте и т.д.). Соедините его с окраской (спокойствие, уверенность, раздраженность, печаль, хитрость, нежность и пр.). Повторяйте действие, пока ваше чувство не отзовется на окраску.
2) Присоедините к действию с окраской 2-3 слова.
3) Выберите окраску, не думая о действии. Подберите действие к окраске (например, окраска - задумчивость, действие - перелистывание книги). При-соедините несколько слов.
4) Возьмите слово или короткую фразу. Подберите к ней сначала окраску, потом действие.
5) Соедините две окраски.
Каждое упражнение потеряется до тех пор, пока действие, слово и воз-никшее чувство не сольются для вас в единое целое переживание.
 
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖЕСТ (ПЖ)
Духовное содержание частных движений. Душевный жест имеет общий характер, совершается невидимо в душевной сфере, служит прообразом фи-зических жестов - частных, видимых, характерных для каждого отдельного человека. «В них (в ПЖ) невидимо жестикулирует наша душа.» /М. Чехов/. Невидимый ПЖ можно сделать видимым. Полезно прежде, чем переходить к упражнениям, проиллюстрировать сказанное. Для этой цели хорошо подой-дут, например, рисунки, приведенные в двухтомнике М. Чехова «Литературное наследие» (рис. 2, 3,6,15,16 на стр. 208-209,213,234-235).
Упражнения:
1) Встаньте, опустите руки вниз, близко к телу, опустите голову, плечи опустите, ноги прямые, плотно прижаты друг к другу, руки сначала напряже-ны, потом резко расслаблены, брошены...
• Каковы будут ваши ощущения? Побудьте в этом состоянии. Произнесите слово или фразу, созвучную вам в этом ПЖ. Что для вас означат этот жест? Какие чувства пробудил? Каким движением хотелось бы его продолжить?
2) Ведущий дает участникам определенный ПЖ, например, «закрытие». Дает фразу, подходящую к данному ПЖ, например, «Я хочу остаться один». Участникам предлагается сделать частный жест или придать телу положе-ние, созвучное данному ПЖ. «Прислушайтесь к себе, к вашим ощущениям. Насколько положение вашего тела созвучно данному ПЖ и данной фразе.» Далее ведущий дает команды для изменения положения отдельных частейтела либо тела целиком (например, «слегка наклоните голову в сторону» и т.п.), сопровождая каждую .команду словами: «Прислушивайтесь ко всем незначительным изменениям, происходящим в вас». Аналогичные изменения положения можно совершать и в воображении, обязательно прислушиваясь к возникающим ощущениям.
3) Ведущий предлагает участникам выбрать фразу, произнести ее. Веду-щий изменяет положение тела участника, его позу, прося произносить эту фразу в каждой из поз. Интонации должны быть подсказаны позой или движением и находиться в гармонии с ними.
При выполнении всех этих упражнений полезно обращать внимание уча-стников на связь чрезмерного мышечного напряжения (если оно возникло), чувствительности тела, чувствительности участниках своему телу. «Чрезмер-ное физическое напряжение истощает душевную силу. Сила должна быть внутренней». /М. Чехов/.
 
ПОКАЗАНИЯ К ПРИМЕНЕНИЮ
Предлагаемая программатренинга может использоваться как инструмент для сбора богатого информацией материала для последующей или парал-лельно проводимой групповой и индивидуальной терапии, а также для про-ведения тренингов общения, для улучшения самочувствия при межличност-ном взаимодействии.
 
ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ ЗАНЯТИЙ
Занятия проводятся с группой от 8 до 20 человек. Продолжительность занятий 2-2,5 часа Участникам предлагается приносить на занятия удобную, мягкую обувь и не стесняющую движения одежду. Каждое занятие начинает-ся с, так называемых, «разогревающих процедур», продолжительность кото-рых - не менее 30 минут. Далее, как правило, идут упражнения на «собирание внимания». Далее - в зависимости от этапов прохождения тренинга. Одну из возможных программ проведения занятий/по интенсивной технологии/ см. в приложении к настоящим Методическим рекомендация.
 
ПЛАСТИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ. ЗАЖИМЫ
1. НАПРЯЖЕНИЕ - РАССЛАБЛЕНИЕ
На первом занятии участники знакомятся с простейшими мышечными зажимами. Участникам предлагается встать прямо и сосредоточить внимание на правой руке, напрягая ее до предела. Через несколько секунд напряжение сбросить, руку расслабить. Проделать аналогичную процедуру поочередно с левой рукой, правой и левой ногами, поясницей, шеей.
2. ПЕРЕКАТ НАПРЯЖЕНИЯ
Напрячь до предела правую руку. Постепенно расслабляя ее, полностью перевести напряжение на левую руку. Затем, постепенно расслабляя ее, пол-ностью перевести напряжение на левую ногу, правую ногу, поясницу и т.д.
3. «ОГОНЬ-ЛЕД»
Упражнение включает в себя попеременное напряжение и расслабление всего тела. Участники выполняют упражнение стоя в кругу. По команде ведущего «Огонь» участники начинают интенсивные движения всем телом. Плавность и степень интенсивности движений выбираются каждым участни-ком произвольно. По команде «Лед» участники застывают в позе, в которой застигла их команда, напрягая до предела все тело. Ведущий несколько раз чередует обе команды, произвольно меняя время выполнения той и другой.
4. «РТУТЬ»
Участники стоят в кругу. Ведущий предлагает участникам представить свое тело в виде механизма, который нуждается в смазке, или в виде сосуда, который должен быть полностью наполненжидкостыо, например, ртутью. «Я ввожу ртуть /или масло/ в ваш указательный палец. Вы должны заполнить жидкостью все суставы вашего тела. Упражнение выполняйте медленно и сосредоточенно, чтобы ни один участок не остался без смазки».
5. «ЗАЖИМЫ ПО КРУГУ»
Участники идут по кругу. По команде ведущего напрягают левую руку, левую ногу, правую руку, обе ноги, поясницу, все тело/Напряжение в каждом отдельном случае-сначала должно быть слабым, потом постепенно нарастать до предела В таком состоянии предельного напряжения участники идут несколько секунд (15-20), потом по команде ведущего сбрасывают напряже-ние - полностью расслабляют напряженный участок тела.
После окончания этой части упражнения ведущий дает участникам зада-ние прислушаться к ощущениям своего тела, продолжая спокойно идти по кругу, вспомнить «обычное» для себя напряжение (свой обычный зажим). Постепенно напрягая тело Б ЭТОМ месте, довести зажим до предела, сбросить его через 15-20 секунд. Напрячь до предела любой другой участок тела, обращая внимание на то, что происходит с «обычным» зажимом. Повторить упражнение с собственными зажимами 3-5 раз.
После окончания упражнения участникам дается рекомендация индиви-дуально повторять его хотя бы 1-2 раза в день.
6. ЦЕНТР ТЯЖЕСТИ
Упражнение выполняется всеми участниками. ' '
Инструкция: «Попробуйте определить, где у человека центр тяжести. Подвигайтесь, сядьте, встаньте. Найдите центр тяжести тела кошки (то есть подвигайтесь, как кошка). Где чувствуете центр тяжести? Где центр тяжеститела обезьяны? Петуха? Рыбы? Воробья, прыгающего по земле? Выполняя движения и действия, характерные для этих животных, попробуйте «на себе» все это. Животные и маленькие дети - самый лучший пример отсутствия мышечных зажимов».
Далее упражнения идут без нумерации (это, так называемые, «универсаль-ные» упражнения).
«РАСТЕМ»
Участники в кругу. Исходное положение - сидя на корточках, голову нагнуть к коленям, обхватив их руками. Ведущий: «Представьте себе, что вы маленький росток, только что показавшийся из земли. Вы растете, постепенно распрямляясь, раскрываясь и устремляясь вверх. Я буду помогать вамрости, считая до пяти. Постарайтесь равномерно распределить стадии роста». Ус-ложняя в будущем упражнение, ведущий может увеличить продолжитель-ность «роста» до 10-20 «стадий». После выполнения этого упражнения полез-но сразу же перейти к упражнению «Потянулись-сломались».
«ПОТЯНУЛИСЬ-СЛОМАЛИСЬ»
Исходное положение - стоя, руки и все тело устремлены вверх, пятки от пола не отрывать. Ведущий: «Тянемся, тянемся вверх, выше, выше... Мысленно отрываем пятки от пола, чтобы стать еще выше (реально пятки на полу)... А теперь наши кисти как бы сломались, безвольно повисли. Теперь руки слома-лись s локтях,.в плечах, упали плечи, повисла голова, сломались в талии, подогнулись колени, упали ка пол... Лежим расслабленно, безвольно, удоб-но... Прислушайтесь к себе. Осталось ли где напряжение? Сбросили его!» •
Во время выполнения упражнения ведущий должен обратить внимание участников на два следующих момента; 1) показать разницу между выполне-нием команды «опустите кисти» и «сломались в кистях» (расслабление кистей достигается только во втором случае); 2) когда участники лежат на полу, ведущий должен обойти каждого из них и проверить, полностью ли расслаб-лено его тело, указать места зажимов.
Вариантом этого упражнения, рассчитанного на работу в паре, является упражнение «Насос и надувная кукла».
 

«НАСОС И НАДУВНАЯ КУКЛА»

Участники разбиваются на пары. Один - надувная кукла, из которой выпу-щен воздух, лежит совершенно расслабленно на полу. Другой - «накачивает» куклу воздухом с помощью насоса: ритмично наклоняясь вперед, произносит звук «с» на выдохе. Кукла постепенно наполняется воздухом, ее части рас-прямляются, выравниваются. Наконец кукла надута. Дальнейшее накачива-ние ее воздухом опасно - кукла напрягается, деревянеет, может лопнуть. Накачивание необходимо вовремя закончить. Это время заканчивания наду-вания участник с «насосом» определяет по состоянию напряжения тела куклы. После этого хуклу «сдувают», вынимая из нее насос. Воздух постепенно
выходит из куклы, она «опадает». Это прекрасное упражнение на расслабле-ние-напряжение, а также на парное взаимодействие.
 
«СКУЛЬПТОР И ГЛИНА»
Участники разбиваются на пары. Один из них - скульптор, другой - глина. Скульптор должен придать глине форму (позу), какую захочет. «Глина» податлива, расслаблена, «принимает» форму, которую ей придает скульптор. Законченная скульптура застывает. Скульптор дает ей название. Затем «скульптор» и «глина» меняются местами. Участникам не разрешается пере-говариваться.
Вариант: «Застывшая» глиняная фигурка может ожить и произвести ха- • рактерные для своего «прототипа» движения.
 
«ГРУППОВАЯ СКУЛЬПТУРА»
В этом упражнении каждый участник одновременно является и скульпто-ром, и глиной. Он находит свое место в общей скульптуре в соответствии с общей атмосферой и содержанием групповой композиции. Вся работа проис-ходит в полном молчании. В центр комнаты выходит первый участник (это может быть любой желающий или назначенный ведущим человек) и прини-мает какую-то позу.
Затем к нему пристраивается второй, третий пристраивается уже к общей для первых двух участников композиции.
Выполняя это упражнение необходимо:
1) действовать в довольно быстром темпе;
2) следить, чтобы получающиеся композиции не были бессмысленной мозаикой изолированных друг от друга фигур.
Вариант: «Застывшая» скульптура может «ожить».
 
«МАРИОНЕТКИ» («ПОДВЕСКИ»)
Участникам предлагается представить себе, что они - куклы-марионетки, которые после выступления висят на гвоздиках в шкафу. «Представьте себе, что вас подвесили за руку, за палец, за шею, за ухо, за плечо и т.д. Ваше тело фиксировано в одной точке, все остальное - расслаблено, болтается.» Упраж-нение выполняется в произвольном темпе, можно с закрытыми глазами. Веду-щий следит за степенью расслабленности тела у участников.
 
«СОГЛАСОВАННЫЕ ДЕЙСТВИЯ»
Навыки взаимосвязи и взаимодействия хорошо тренируются упражнени-ями на парные физические действия. Участникам предлагается выполнить этюды:
- пилка дров; • -гребля; . '.-.
- перемотка ниток;
- перетягивание каната и т.д.Сначала эти упражнения представляются довольно простыми. Однако при выполнении их участникам необходимо помнить о согласованности дей-ствий и о целесообразности распределения напряжения. Можно предложить включиться в выполнение упражнения и другим участникам (перетягивание халата, прыгалки, игра в воображаемый мячик и т.д.). Один из вариантов предлагаемых упражнений - «Канатоходец». «Канатоходец» имитирует про-ход по канату. Он идет по прямой /воображаемой/ лшши по полу, но «как бы» ио канату: скользя н балансируя, ища равновесия. Партнер дует на него со стороны, хах бы пытаясь «сдуть» канатоходца с каната. Дует он с расстояния вытянутой руки, но не в лицо, а примерно в грудь. Цель канатоходца -удержаться, несмотря на препятствие.
 
«ОПРАВДАНИЕ ПОЗЫ»
Участники ходят по кругу. По хлопку ведущего каждый должен бросить свое тело в неожиданную для себя позу. Для каждой позы должно быть подобрало объяснение. «Представьте себе, что вы совершали какое-то осмыс-леннее действие... По команде «Отомри» продолжайте это действие. Мы должны понять, что вы делаете. Постарайтесь не придумывать банальных оправданий, которыми можно объяснить любую позу. Ищите действия, соот-ветствующие именно тому положению вашего тела, в котором вы замерли, только ему и никакому другому*.
 
«ТЕНЬ»
Участники разбиваются на пары. Один из них будет Человеком, другой -его тенью. Человек делает любые движения, Тень - повторяет. Причем особое внимание уделяется тому, чтобы Тень действовала в том же ритме, что и Человек. Она должна догадаться о самочувствии, мыслях и целях Человека, улозить все отгенхц его настроения.
 
«ЗЕРКАЛО»
Участники разбизаются на пары, становятся лицом друг к другу. Один из играющих делает замедленные движения. Другой должен в точности копиро-вать все движения напарника, быть его «зеркальным отражением». На первых порах проработки задания ведущий налагает некоторые ограничения на дей-ствия «оригинала»:
1) не делать сложных движений, т.е. не производить одновременно не-сколько движений;
2) не делать мимических движений;
3)выполнять движения в очень медленном темпе.
Через некоторое время участники меняются ролями.
В ходе выполнения упражнения участники, работающие на «отражение», довольно быстро научаются чувствовать тело партнера и схватывать логику его движений. От раза к разу следить за «оригиналом» становится все легче и все чахце возникает ситуация предвосхищения и даже опережения его дейст-
вий. Упражнение - очень хорошее средство для установления психологиче-ского контакта.
 
«ЯПОНСКАЯ МАШИНКА»
Группа рассаживается в полукруг. Участники рассчитываются по порядку, начиная с любого края. Ведущему всегда присваивается номер «ноль». Веду-щий может принимать участие в упражнений, ко чаще всего он только начи-нает его и задает темп. Темп отбивается всеми участниками группы следую-щим образом: на счет «раз» - удар ладонями обеих рук по коленям, на счет «два» - щелчок пальцами правой руки, на счет «три» - щелчок пальцами левой руки и т.д. Одновременно со щелчком правой руки ведущий начинает игру, произнося свой номер: «Ноль». На щелчок левой руки он называет номер игрока, который продолжает игру дальше. Например: «Ноль - два». Далее следует удар ладонями по коленям (все молчат). При этом участники, пригла-шая к игре друг друга, должны обязательно сопровождать свое приглашение взглядом.
Участник, допустивший ошибку в выполнении задания, прекращает }щ>у,, продолжая однако сидеть в полукруге и отстукивать рятм. Ведущий, немец*я темпа, констатирует, например: «Третьего нет», и продолжает игру.
Ошибками считаются:
1) сбой темпа;
2) неправильное называние своего номера; •
3) неправильное называние номера партнера;
4) приглашение к игре выбывшего участника ИЛЕ ведущего (если он не играет);
5) приглашение к игре, не сопровождаемое взглядом.
Возможные пути усложнения игры: убыстрение темпа; изменение направ-ления расчета участников; расчет нечетными цифрами или буквами. Игра прекращается, когда в кругу остается 2-3 участника.
Это задание прежде всего на собирание внимания. Невозможно выпол-нить все требования игры, не сосредоточившись на ее условиях, на ситуации «здесь и теперь». Кроме того, это задание - на умение ориентироваться в окружающих условиях (выбывшие игроки) в ситуации ограниченно го времени (заданный темп), и, наконец, это задание - на установление контакта между членами группы. Наблюдая за выполнением упражнения, можно выде;шть лидеров группы, пары, «отверженных*. Интересно также проследить за инто-нациями, с которыми называются номера.
 
«РИТМ ПО КРУГУ»
Группа - в полукруге. Ведущий отстукивает в ладони какой-либо ритм. Участники внимательно слушают и по команде ведущего его повторяют (все вместе или по отдельности). Когда ритм освоен, участники получают коман-ду: «Давайте отстучим этот ритм следующим образом. Каждый по очереди отбивает по одному хлопку. Слева направо. Когда ритм закончится, следую-щий участник выжидает короткую паузу и начинает сначала; и так до команды 'ведущего «Стоп»».
Возможные пути усложнения задачи: удлинение и усложнение ритма;. отстукивание ритма каждым игроком обеими руками по очереди и т.д.
 
«ПРЕДМЕТ ПО КРУГУ»
Группа рассаживается или становится в полукруг. Ведущий показывает участникам предмет (палку, линейку, банку, книгу, мяч, любой попавшийся в поле зрения предмет). Участники должны передавать друг другу по кругу этот предмет, наполняя его новым содержанием и обыгрывая это содержание. Например, кто-то решает обыграть линейку как скрипку. Он передает ее следующему человеку именно как скрипку, не произнося при этом ни слова. А тот именно как скрипку ее принимает. Этюд со скршжой окончен. Теперь второй участник обыгрывает эту же линейку, например, как ружье или кисть и т.д. Важно, чтобы участники не просто делали какие-то жесты или формаль-ные манипуляции с предметом, а передавали свое отношение к нему.
Это упражнениехорошо развивает воображение. Чтобы обыграть линейку как скркпку, нужно, прежде всего, увидеть эту скрипку. И чем менее похож новый, «увиденный* предмет на предложенный, тем лучше участник справил-ся с заданием. Кроме того, это упражнение - на взаимодействие, ведь человек должен не только сам увидеть новый предмет, но и заставить других увидеть и принять его в новом качестве.
 
«ФРАЗА ПО КРУГУ»
Группа - в полукруге. Ведущий предлагает участникам фразу, смысл которой может меняться в зависимости от контекста. Каждый должен обратиться к соседу с этой фразой, наполнив ее определенной смысловой нагрузкой. Контекст фразы должен быть ясен по интонации, с которой она произнесена. Партнер должен «принять» фразу и каким-то образом на нее отреагировать.
Это упражнение на контакт, на умение говорить и слушать.
Варианты упражнения:
1) Та же ситуация. Отличие только в том, что участник, к которому обратились, должен ответить.
2) Между первым и вторым участниками завязывается разговор из шести фраз (по три фразы от каждого). Каждый диалог начинается с фразы веду-щего (т.н. исходной фразы). После окончания разговора с первым участником, т.е. после произвнесения шестой фразы, второй обращается с исходной фра-зой к третьему.
3) Ситуация аналогична варианту 2). Однако каждый новый диалог начи-нается не с исходной фразы, а с последней (шестой) фразы предыдущего.
4) Каждый участник произносит фразу с определенной интонацией, со-провождая ее соответствующим жестом.
 
«СЛОВО-ГЛАГОЛ»
Упражнение для двоих участников, которые становятся друг против друга на некотором расстоянии. Первый участник, кидая мяч второму, называет любое пришедшее ему на ум слово (имя существительное). Второй ловит мяч и сразу же бросает его обратно, подбирая подходящий по смыслу глагол. Первый ловит и бросает новое существительное и т.д. Этот вариант техники «свободных ассоциаций» чрезвычайно интересен и информативен для после-дующей работы с проблемами каждого отдельного участника.
 
«ШАХМАТЫ»
Из числа участников выбирается «водящий». Он поворачивается спиной ко всем остальным участникам, которые располагаются в произвольном по-рядке и на произвольном расстоянии друг относительно друга. Водящий поворачивается и старается запомнить положение «шахмат» в течение 30-40 секунд. Ведущий дает пояснения: «Вам необходимо запомнить только поло-жение фигур, позы их не имеют значения (если участников много)», либо: «Вы должны запомнить не только положение фигур, но и позу каждой (если участников мало)». Водящий отворачивается, шахматы перемешиваются. За-дача водящего - восстановить картину.
 
«РИСУНОК ИЗ ТОЧЕК»
Упражнение может проходить в два этапа:
1) Каждый участник занимается самостоятельно.
2) Один участник «водит», другие наблюдают за ним и пытаются отгадать задуманную им фигуру. Фигуры «водивших» и наблюдающих сравниваются.
Ведущий предлагает участникам зафиксировать взором какую-либо точ-ку на потолке. Потом еще одну, достаточно удаленную от первой, но чтобы, однако, для фиксации их поочередно достаточно было бы переводить взгляд, не поворачивая головы. Потом третью, четвертую и т.д. Затем эти точки надо мысленно соединить отрезками прямых линий. Проследив несколько раз получившуюся фигуру, участник должен пройти по проекции этой фигуры на полу.
Второй этап упражнения направлен на наблюдение за телом водящего.
 

«СКОЛЬКО ЧЕЛОВЕК ХЛОПАЛО?»

Группа рассаживается в полукруг. Из участников выбираются «водящий» и «дирижер». «Водящий» становится спиной к полукругу на некотором рас-стоянии от него. «Дирижер» занимает место перед участниками и указывает жестом то на одного, то на другого. Вызванный жестом «дирижера» участник хлопает в ладони один раз. Один и тот же участник может быть вызван дважды или трижды. В общей сложности должно прозвучать 5-7 хлопков. «Водящий» должен определить, сколько человек хлопало. После того, как он справится со своей задачей, «водящий» занимает место в полукруге, «дирижер» идет «водить», а из полукруга выходит новый участник.«ПРИСЛУШИВАНИЕ»
Группа рассаживается в полукруг. Ведущий предлагает участникам рас-слабиться, прислушаться ктому, какие ощущения возникаюту каждого в теле (прислушаться к себе), ктому, что делается в полукруге, в комнате, в соседней комнате, в коридоре, ка улице. На каждое прислушивание дается по 2-3 мин>ты. После этого полезно обсудить услышанное.
Это упражнение на внимание к себе, к своим ощущениям, к тому, что
окружает человека извне.
Прислушивание к своим ощущениям занимает вахское место во всем
тренш-ire.
 
•" «ПРИГЛЯДЫВАНИЕ -1»
Группа - в полукруге. Ведущий предлагает участникам приглядеться к какому-нибудь предмету однотонного цвета и разложить этот цвет до цветов спектра (красного, оранжевого, желтого, зеленого, голубого, синего, фиоле-тового). Например: «Какие дзета «собраны* в паркете?» Обсуждение ведется непосредствен© во время приглядывания.
 
«ПРИГЛЯДЫВАНИЕ - П»
Группа в полукруге. Ведущий предлагает участникам внимательно при-смотреться, к любому человеку, сидящему в полукруге, однако так, чтобы никто не заметил, кто к кому приглядывается.
Потом участники по очереди описывают партнеров так, чтобы остальные поняли, кого описывают. Запрещается описывать яркие цветные пятна одеж-ды, упоминать о наличии усов, очков, бороды и пр.
Вариант: описать особенности движений выбранного другого. . ;
 
«СИАМСКИЕ БЛИЗНЕЦЫ»
Участники разбеляются на кары. Ведущий предлагает каждой паре пред-ставить себя сиамскими блкзнецамл, сросшимися любыми частями тела. «Вы вынуждены действовать как одно целое. Пройдитесь по комнате, попробуйте сесть, привыкните друг к другу. А теперь покажите нам какой-нибудь эпизод из вашей жнзни: вы завтракаете, одеваетесь и т.д.»-.
Уйрахскенке тренирует казыкн взаимосвязи и взаимозависимости в еди-ном взаимодействия. -.:-.
 
«гЛЗГОЕ-О^ЧГРПЗ СТЕКЛО» - .'.
Участники разбиваются на пары. Ведущий: «Представьте себе, что вас и г::гнего партнера разделяет окне z толстым, звуконепроницаемым стеклом, а ПсУ, надо передать е?:у кчку:о-то информацию. Говорить залрещеко - ваш ьа.л^ер BhCi;oc;x,j,iOHeyc;iuur:T. Но .;опж:риъа;;сь с партнером о содержа-я.'-и разговора, по^роб) i'ir.c передать через стихло все, что нужно, и получить ответ. Встаньте друг протки друга. Начллаате.» Все остальные участники внимательно наблюдают, не коментируя происходящее. После окодгчалкя этюда все обсуждают увиденное.
 
Возможное усложнение упражнения: ♦говорящему* сначала надо при-влечь к себе внимание партнера.
Нет необходимости отрабатывать все предложенные упражнения за одно занятие. Время, отводимое на проработку различных тем, зависит от этапов тренинга. Так, на конечном его этапе сокращается время, отводимое на разо-грев за счет того, что эффективный разогрев становится возможным прз использовании меньшего количества упражнений. На конечных этапах тре-нинга вводятся задания-импровизации, выполнение которых на начальных этапах невозможно. ....-
Руднева С.Д., Пасынкова А.В.
 

ОПЫТ РАБОТЫ ПО РАЗВИТИЮ ЭСТЕТИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ МЕТОДОМ МУЗЫКАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ
Метод музыкального движения -один из путей общего эстетического развития через выявление музыкальных эстетических переживаний в вырази-тельных движениях тела. Возникновение метода связано с художественной деятельностью и идеями танцовщицы А. Дункан, которой удалось естествен-ным выразительным движением передавать глубочайшие переживания чело-Еска. Вся артистическая и педагогическая деятельность Дункан ярко проде-монстрировала значение этого искусства для формирования эстетического отн&:лснлл к действительности.
 
Задача эстетического развития решается в музыкальном движении через организацию целостного восприятия музыки, целостного движения и форми-рование способности к творческому созданию музыкально-двигательного об-раза (выразительной формы движения, воплощающего содержание музыки).
.При целостном восприятии человек переживает развернутое содержание музыкального образа как единый процесс, имеющий начало, развитие и логи-ческое заключение. Целостное движение характеризуется особым состояни-ем психофизического единства, в котором весь двигательный аппарат чело-века подчинен выявлению музыкального переживания.
 
В сЗученин по методу музыкального движения вся личность вовлекается в педагогический процесс целостным образом. При этом, особенно на первых этапах, большое внимание уделяется активизации интуитивных процессов. Это достигается за счет организации, так называемого, интуитивного воспри-ятия музыки и непосредственного выявления его в движениях. Последующие поиски музыкально-двигательного образа происходят постепенно через ана-лкз, осмысление и творческую переработку первоначального непосредствен-ного двигательного отклика.
 
Метод музыкального движения может быть применен с соответствующи-ми изменениями методики и учебного материала к людям разного возраста, способностей и подготовки. Многолетние наблюдения педагогов и самоотче-ты занимающихся показали его большое воздействие на формирование эсте-тического миросткошения и творческую активность этих людей в различных областях их практической деятельности.
Печатается по изданию: Психологический журнал, том 3, 3,1982, с. 84-91.
 
СОДЕРЖАНИЕ УЧЕБНОГО ПРОЦЕССА МЕТОДА МУЗЫКАЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ
ОРГАНИЗАЦИЯ ДВИГАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА
Выразительность «двигательной речи» в музыкальном движении опира-ется на специальную организацию всего двигательного аппарата. Эта органи-зация связана с общей психофизической установкой человека, называемой в музыкальном движении готовностью к движению. Формированию готовности к движению и совершенствованию двигательного аппарата служит серия подготовительных упражнений.
 
При разработке методики формирования этой организации были исполь-зованы некоторые незаслуженно забытые системы физического и художест-венно-двигательного воспитания. Их авторы ставили вопрос об изучении особенностей человеческого движения как средства выразительности и иска-ли пути воспитания у людей «гармонического» или «эстетического» движе-ния. Позднее большую роль сыграло учение К.С. Станиславского о значении освобождения мышц для творческого самочувствия.
 
Техника музыкального движения опирается на тонко развитое мышечное чувство. Оно также необходимо двигающемуся, как хороший слух- музыкан-ту. Недостаточно тонкое мышечное чувство приводит к неспособности лока-лизовать напряженное и ненапряженное состояние мышц и регулировать степень их напряжегаюсти. Затрудняется представление о направлении, раз-махе, траектории движения тела и его отдельных частей в пространстве. Неумение локализовать и снимать напряжение в мышцах, активно не участ-вующих в движении, рождает, так называемые, зажимы, которые нарушают беспрепятственное протекание целостного двигательного процесса. Неуме-ние осознавать и изменять особенности своего дыхания (ритм, глубину, тип дыхания) также является серьезной помехой, так как препятствует согласова-нию характера дыхания с эмоционально-динамической линией музыки.
Мышечное чувство развивается с помощью специальных упражнений, которые исполняются в индивидуальном темпе и без музыкального сопровож-дения, поскольку все внимание должно быть направлено на внутренний про-цесс мышечной деятельности. Развитие мышечного чувства способствует образованию ясных двигательных представлений.
 
Главными механическими стимулами движения являются сила тяготения и инерция, рожденная перемещением центра тяжести тела. В бытовых движе-ниях и многих гимнастических упражнениях проявление этих сил замаскиро-вано активной работой мышц. Например, наклон вниз происходит не только из-за силы тяжести, но и при активной замене ее работой мышц сгибателей. В музыкальном движении эти добавочные усилия рассматриваются как осо-бый вид зажимов, поскольку они искусственно изменяют протекание естест-венного динамического характера движения.
 
В состоянии общей психофизической готовности началом всякого движе-ния является перемещение центра тяжести. Во время перемещения человека в пространстве в музыкальном движении максимально используется силаинерции, рождающаяся от перемещения центра тяжести тела. Особенность движения состоит, с одной стороны, в послушности двигательного аппарата силе инерции, а с другой - в целенаправленном ее регулировании активной работой мышц. Е процессе работы занимающиеся приходят к пониманию значения перемещения центра тяжести тела человека в выразительности движения.
Вся подготовленная специальным образом моторика необходима для вы-работки особой психофизической установки - готовности к движению. Эта устанозка дает возможность легко и естественно отвечать движениями на музыку, выявляя в них музыкальные переживания. Готовность к движению характеризуется состоянием двигательного равновесия, в котором должен находиться человек во время музыкально-двигательной деятельности.
 
Двигательное равновесие выражается в том, что в теле человека (во время движения и на месте) работают только те мышцы, которые непосредственно необходимы для выполнения данного положения или движения и только с необходимой степенью напряжения.Кроме того, в положении «стоя» корпус двигающегося несколько выдвигается вперед и «подтягивается» вверх. Ноги выпрямлены, но колени не втянуты. Основная тяжесть тела покоится на передней части стоп ( на «подушечке» и пальцах). Во всем теле происходит непрерывный, активный, хотя и скрытый от глаз, процесс регулирования и перераспределения напряжений. При малейшем движении, вызвавшем пере-мещение центра тяжести тела, этот процесс превращается в пространствен-ное движение: человеку невольно приходится изменить позу или начать движение.
Двигательная стойка как воплощение психофизической готовности к дви-жению мобилизует, поднимая эмоционально-мышечный тонус, и выражает момент ожидания музыкально-эстетического действия.
 
ОСВОЕНИЕ СРЕДСТВ МУЗЫКАЛЬНО-ДВИГАТЕЛЬНОЙ ВЫРАЗИТЕЛЬНОСТИ
Выразительная форма движения, воплощающая эмоционально-моторную реакцию человека на музыку, всецело зависит от особенностей данного музы-кального произведения. Одна и та же двигательная форма не может быть соззучна разным музыкальным образам. В связи с этим в музыкальном движе-нии нет репертуара установленных двигательных форм, созданных вне связи с конкретным музыкальным произведением. В методике музыкального дви-жения имеется свыше 300 специальных упражнений, так называемых музы-калько-двигателькых образов. Каждое из них выражает восприятие музыки создавшего эти движения автора. Систематизированные по учебным задачам, они изменяются по форме и эмоциональному содержанию от элементарных до весьма сложных, но всегда строятся на художественно полноценной музы-ке. Используется музыка разных народов, композиторов, стилей и эпох. Эти упражнения служат для разните техники музыкального движения и являются основным учебным материалом ДЛЯ ознакомления со всем эмоционально-ди-намическим разнообразием музыкально-двигательных образов. Отличитель-ной особенностью является то, что музыкально-двигательная техника развивается параллельно с развитием музыкальности и целостного движения в едином процессе. Поэтому движения (двигательные образы) никогда не ра-зучиваются отдельно от музыки.
 
Форма движения (ходьба или подскоки), участие тех или иных частей тела (рук, корпуса, головы), безусловно влияют на выразительность движения. Но решающая роль в этом принадлежит способу выполнения того или иного движения: уровню затрат мышечной энергии, степени противодействия или использования силы тяготения, активности дыхания. Наблюдения показали, чо от разнообразного сочетания этих динамических сил зависят богатство и своеобразие эмоционально-динамических оттенков движения, отвечающих на новую музыку всегда новым вариантом. Нам удалось установить, что эти сочетания в основном образуют две группы движения - плавкое и толчковое. В методике музыкального движения эти группы условно названы приемами движения. Освоение приемов движения открывает путь для изменения- выра-зительной формы движения.
 
Плавность основана на способности при выполнении движения тонко регулировать и сохранять неизменным соотношение между активной работой мышц и противодействующей ей силой тяготения. Двигающийся учится до-зированно и длительно использовать или преодолевать тяжесть своего тела, сохраняя или постепенно и равномерно увеличивая (уменьшая) напряжение в той же группе мышц. В сложном двигательном процессе плавкое движение приобретает характер текучести. Напряжение, возникшее в одной группе мышц, постепенно распространяется на соседние группы, охватывая все боль-шую площадь. Текучим (плавным) можно назвать и совместное движение партнеров, если напряженная работа мышц как бы «перетекает» или переда-ется от одного партнера к другому. Толчковые (пружинные и маховые) дви-жения вызываются активным и быстрым мышечным напряжением - толчком,, нарушающим равновесие. Каждое отдельное толчковое Движение имеет две ' фазы - активную и пассивную. Возникшая от толчка короткая, но энергичная инерция увлекает тело (или его части) в быстрое движение, преодолевающее тяжесть тела. Затем тело пассивно возвращается в устойчивое положение. Активные 2ломенты толчкового двигательного процесса сопровождаются «вспышками» эмоционально-мышечного тонуса, яркость которого связана со степенью преодоления силы тяжести.
 
Важную роль в выразительности движения играет включение дыхания в двигательный процесс. Эмоциональное переживание (в том числе музыкаль-ное) всегда нарушает у человека характер дыхания. В условиях двигательного равновесия устаназливйется глубокая взаимосвязь (единство) между эмоцио-нально-динамической кривой переживаемой музыки и характером дыхания (глубиной, темпом, ритмом). Кроме того, полный вдох непосредственно воз-действует на движение, вызывая перемещение центратяжести вперед и арерх и увеличивая неустойчивость тела. Человек явственно ощущает как бы «ргс-текание» медленного глубокого вдоха по всему телу. Повышается эмоцио-нально-мышечный тонус, появляется особое (несомненно эстетического уровня) состояние приподнятости и облегченности, условно называемое ды-хательностью. В музыкальном движении - дыхательность - ведущее обьеди-няющее начало. Оно придает движению особую связность, эмоциональную осмысленность и одухотворенность.
Одновременное использование различных приемов движения в едином двигательном процессе открываетширокие возможности для беспредельного творческого варьирования выразительности движений.
 
При освоении примерных музыкально-двигательных образов перед зани-мающимися ставится задача не копировать показанное упражнение, а активно воссоздавать его. Большое значение в работе имеет организация на занятиях эстетической атмосферы. Этому способствует обстановка приподнятости и доброжелательности, звучание полноценной музыки в художественном ис-полнении, недопустимость счета и громких разговоров во время исполнения.
В воспитательном процессе большую роль играет способ подачи педаго-гом учебного материала. Полноценный показ упражнения (исполненный с полной эмоциональной нагрузкой и на хорошем художественном уровне) вызывает у учеников эстетическую радость. На первыхзанятиях часто исполь-зуется и, так называемый, вовлекающий показ, когда занимающиеся выполня-ют упражнения одновременно с руководителем. Такое личностное общение с руководителем во время движения способствует активизации эмоционально-го двигательного ответа учеников.
 
Примерные музыкально-двигательные образы (так же как и их отдельные элементы) никогда не разучиваются отдельно от музыки. При исполнении упражнений основное внимание обращается на мелодию как основную носи-тельницу эмоционального процесса.
Примерные музыкально-двигательные образы служат материалом для развития у занимающихся умения понимать образную музыкальную речь -значение ее средств выразительности, воспринимать детализированный му-зыкальный образ. Работа над их созданием сопровождается более или менее глубоким анализом музыки, особенностей своих движений и их взаимосвязи. У занимающихся развивается понимание единства и целостности музыкаль-но-двигательного образа.
 
АКТИВИЗАЦИЯ МОТОРНОГО ОТКЛИКА НА МУЗЫКУ И ОСОБЕННОСТИ ТВОРЧЕСКОГО МУЗЫКАЛЬНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА
Накаждом занятии ученики обязательно двигаются под ранее незнакомую им музыку, непосредственно выявляя в движениях свои первоначальные му-зыкальные впечатления. Несмотря на импровизационность и неоформлен-ность (а у неподготовленных людей нередко и неловкость и беспомощность) движений, они правдиво передают основное эмоционально-динамическое содержание данной музыки: движения, связанные с музыкой лирико-напев-ной, резко отличаются по характеру от движений, отвечающих на произведе-ния активно-моторного жанра (танцевальные, маршевые и т.д.). При ответе на лирическую музыку (задумчивую, спокойную, грустную) пантомимическая выразительность бывает особенно убедительной, самобытной. Удивляют сов-падения характера движений у детей и неподготовленных взро слых: какие-то осторожные, плавные, словно «ощупывающие» пространство движения рук, повороты корпуса и т.п. Реакция на подвижную, быструю, веселую музыку менее музыкально-индивидуализирована, проще, и выражается активным пе-редвижением в пространстве.
 
Первоначальный двигательный отклик на музыку выявляет большей час-тью лишь приблизительный эмоциональный характер охватившей человека взволнованности. Постепенно двигающиеся начинают понимать, что почув-ствовать общее эмоциональное содержание музыки является их первой зада-чей. Следующая задача - услышать и выразить в движении целостный эмоци-онально-динамический музыкальный процесс, имеющий начало, продолжение и убедительное заключение.
 
Основная цель самостоятельной работы на первых занятиях - знакомство со связями между переживанием музыки и выявляющими это переживание собственными пантомимическими движениями. Здесь занимающиеся получа-ют только начальное понятие об особенностях творческого музыкально-дви-гательного процесса.
Мы уже указывали, что первоначальный двигательный ответ музыкально не подготовленных людей большей частью выявляет только общий эмоцио-нальный смысл взволновавшей их музыки, не свидетельствуя о переживании ими развернутого содержания музыкального образа. По своей форме, их дви-жения, по-видимому, не только непроизвольны, но и просто случайны: при каждом повторении музыки их форма нередко меняется, однако эмоциональ-но-динамическая окраска остается той же. Хотя непосредственный двига-тельный ответ отличается искренностью и правдивостью, он не имеет еще точной формы. Дальнейший творческий процесс заключается в поисках и закреплении точной формы движения. Он основывается на углублении и детализации воспринимаемого музыкального произведения.
Наши наблюдения показывают, что уже во время первичного ответа у двигающегося иногда нередко возникают двигательные реакция, явно отме-чающие наиболее яркие моменты в музыке, например, яркие мелодические акценты, мелодическое движение, изменения темпа, ритма, динамики и т.п. Эти движения выявляют переживание особенно выразительных моментов музыки и часто не запоминаются самим двигающимся. Последующее (с по-мощью педагога) закрепление и осознание связи каждой такой двигательной находки с особенностями музыки вносят уточнение в первоначальный неоп-ределенный эмоционально-двигательный отклик.
 
Следующая фаза наступает, когдачеловек(продолжающийнёпроизволь-но отвечать на музыку) начинает самостоятельно замечать и запоминать ("ло-вить") свои удачные двигательные выявления. Такие моменты являются со-стоянием психофизического единства всего существа двигающегося. Это состояние характеризуется ощущением особой эстетической удовлетворен-ности или «устойчивости».
 
Заключительный этап характеризуется активными сознательными по-исками детальной выразительной формы движения. С целью специального анализа музыки и найденных движений в работу вводятся моменты прослу-шивания музыки в неподвижности. В дальнейшем наблюдается углублениедвустороннего музыкально-двигательного процесса: активное «вслушива-ние» и «чувствование» в музыку усиливают и уточняют непроизвольную эмоциональную реакцию и направляют поиски нужной выразительности дви-жений. Б то же гремя каждая удача в достижении единства движений с музыкой все глубже раскрывает двигающемуся истинное эстетическое содер-жание данной музыки.
 
Все задачи, которые ставятся и разрешаются в педагогической музыкаль-ко-двигательной деятельности, являются одновременно необходимой осно-вой для овладение более высокой ступенью музыкального движения - музы-кально-двигательным искусством. В пределах данной статьи мы не имеем возможности касаться вопросов подлинно художественного творчества Оки требуют специального рассмотрения. Как бы ни был глубок, содержателен и выразителен музыкально-двигательный образ, если он выявляет лишь инди-видуальное переживание и понимание музыки самим двигающимся, по срав-нению с произведением искусства он является только «сырым материалом».
 
Создание истинно художественного музыкалъно-двигательного произве-дения требует осмысления и творческой переработки этого материала соглас-но общезначимой идее, которую двигающийся почувствовал в музыке и те-перь намерен выразить в художественно-законченном танцевальном образе.
 
Скачать полную версию (документ MS Word, размер 600 Кб)
 
 
 
 
Сеансы танатотерапии из первых рук!

Если у Вас есть желание пройти сессию танатотерапии у сертифицированного специалиста-танатотерапевта, то:
в Москве Вы это можете сделать у следующих лиц:
 
  
 
И другие...
 
в Екатеринбурге
 
Забродина Валентина Сергеевна - Психолог, специалист по социально-психологической реабилитации, сертифицированный танатотерапевт-практик
 
 
в Минске (Белоруссия) :
 

 
 
 
В других городах Вы сможете пройти сессию танатотерапии, обнаружив такого специалиста в разделе «Персоналии» данного сайта. Во всех остальных случаях – пишите нам. Успехов!
New!

 
 
 
 
 
 
Семинары, тренинги, конференции

  
13-15 октября 2017 г. в Новосибирске - Семинар ТАНАТОТЕРАПИЯ® базовый
 
16 октября 2017 г. в Москве - КЛУБ ТАНАТОТЕРАПИИ
 
 
 
 
15-17 декабря 2017 г. в Новосибирске - Семинар «Телесная психотехника»
 
 
 
 
23-25 марта 2018 г. в Москве - Семинар «Ритуалы перехода»
 
 
 
1-3 июня 2018 г. в Новосибирске - Семинар «Ритуалы перехода»
 
Новые статьи

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Читать все:
 
Лекция Георгия и Антонины Фунтиковых «Рождение и смерть в русской традиции». Часть 2
 
 
 
 
Недавние события

 
 
22-24 сентября 2017 г. в Москве - В.Баскаков. ТЕЛЕСНАЯ ПСИХОТЕХНИКА (1 цикл)
 
 
 
 
 
 
 
12-14 мая 2017 г. в Москве - Семинар «Ритуалы перехода»
 
 
 
На главную страницу На предыдущую страницу На начало страницы