Танатотерапия® > Хрестоматия по танатотерапии > 6.5. Боаделла Д. Заземление как коммуникация. Шаги к преображению

 

6.5. Боаделла Д. Заземление как коммуникация. Шаги к преображению

 
( Отрывок из книги Д. Боаделлы « Потоки жизни». Глава 7 Перевод Г .Ченцовой.)
 
У новорождённого ребёнка появляется много разных видов заземления. Лёжа на животе матери, он заземлён на поверхности её тела и ощущает те же ритмы дыхания и сердцебиения, которые он чувствовал внутри матки. В телесном контакте с матерью он заземлён всем телом – он обнимает и его обнимают. Можно сказать, что в процессе сосания материнской груди ребёнок заземлён через рот. Глядя в лицо матери, дитя заземляется глазами. В процессе развития речи начинается заземление мышления. На всех этапах моторного развития, учась держать голову, ползать, сидеть на корточках, стоять и ходить, ребёнок одновременно учится правильному или неправильному контакту с землёй.
 
Заземление связано с током энергии к поверхности тела и с качеством контакта, направленного вовне. У многих людей перечисленные виды заземления развивались неверно, поэтому терапевтическая работа должна включать восстановление контакта с землёй. В то же время следует обратить внимание на привычные для клиента способы общения и возможность развития новых видов коммуникации. В процессе терапии человек получает новый опыт ощущения себя и поведения в социальной ситуации.
 
Разумеется, важной частью работы по заземлению являются телесные техники и катартическое высвобождение блокированных эмоций, однако, таким образом достигается лишь внешнее заземление. Мы должны углубить этот процесс, осознав, как данный человек организует своё жизненное пространство и время. Мы должны помочь ему обрести его собственное внутреннее заземление – источник целительной энергии, дающий силу заново интегрировать себя как личность, даже если он долго учился не чувствовать себя живым. Проживая различные стадии процесса развития, клиент получает возможность ощущать себя по-новому и осваивать новые паттерны взаимодействия с окружающим миром. При соответствующей поддержке он сможет в дальнейшем освоить новые, более полезные для него виды заземления, в буквальном смысле «сделать шаги» к преобразованию его жизненного опыта.
 
Лоуэн разработал систему динамических поз, помогающих направить поток энергии вниз по телу к стопам и подошвам ног(2). Он обогатил наш взгляд на заземление и работу с клиентом в вертикальной позиции. Однако, рассматривая концепцию заземления целостно, мы должны вернуться к самому началу жизни. Уверен, что Лоуэн согласился бы с утверждением, что заземление не ограничивается позицией стоя.
Зародыш в матке переживает не только описанные Моттом (3) виды аффекта – умбиликальный и зародышевый кожный аффект. Он также испытывает кинестетический аффект – поток ощущений, вызванный гармоничными скоординированными движениями мыщц. Вначале это примитивные плавательные движения. Хорошо известно, что новорожденные могут научиться плавать задолго до того, как обретут способность ходить. Понятно почему: для получения опоры в воде требуется значительно меньше произвольной координации мышц, чем для прямохождения. Во взрослой жизни опыт внутриутробного плавания и связанного с ним океанического чувства безмятежности при внутренней собранности можно пережить в особых условиях полёта и невесомости в воде или в воздухе.
 
Начнём с рассмотрения двух полюсов тела. Стопы стоят на земле, голова максимально удалена от земли. По представлениям биоэнергетики, тот, кто «застрял в голове» - оторван от земли. Концепция «земли», «опоры» – ключевой момент, в котором Лоуэн стал расходиться с Райхом, строя систему биоэнергетики.
 
Конвульсивные движения зародыша уже были описаны ранее. Пол Риттер называл их рефлексом «Я хочу выбраться отсюда»(4). Двигательно родовой рефлекс напоминает оргазмический, однако движения имеют и существенные различия. Сходство же состоит в том, что в обоих случаях включается всё тело; оба рефлекса непроизвольны, сопровождаются приятными ощущениями и мощным выбросом энергии.
 
Родовой рефлекс – базовая функция организма, лежащая в основе успешного или неудачного опыта заземления, - как в контакте с землёй, так и в жизни вообще. Именно в процессе родов впервые структурируются мышечные паттерны заземления, когда ребёнок движется головой вперёд по родовому каналу за счёт рефлекторного разгибания ног. Встречное сопротивление постепенно слабеет, и младенец выходит во внешний мир.
Данный рефлекс можно в определённых условиях воссоздать и у взрослого. Человек должен принять «эмбриональную» позу (обычно на боку), на голову и подошвы одновременно оказывается значительное давление.
 
Фрэнк Лейк (5) первым в Англии стал заниматься ребёфингом. Он ввёл в терапию и регулярно использовал эту технику. Клиент опирался ногами о стену, а Лейк охватывал его голову руками: одна ладонь поддерживает голову клиента сзади, другая на лице. Клиента просят расслабиться и глубоко дышать. Через некоторое время в ногах обычно возникают мелкие разгибательные движения, в результате человек отодвигается от стены. Тогда Лейк вместе с командой из трёх и более человек активизировал процесс, создавая для клиента новую опору из собственных тел и помогая сгибанию ног, т.е. моделируя дно матки. Дальнейший процесс проходил индивидуально у разных клиентов, в зависимости от личной истории и опыта рождения. Результат также зависел от начального уровня напряжения в теле. Однако во многих случаях мощная волна движения охватывала всё тело от подошв до макушки.
 
В некоторых случаях данный двигательный паттерн запускал глубоко вытесненные воспоминания о процессе родов, а также активировал изначальную борьбу за жизнь – или борьбу за смерть. В любом случае человек был в контакте с основами и сущностью собственного заземления.
Если повторить данный процесс несколько раз, клиент может осознать, на сколько выражена его собственная активность. Он может обнаружить, что тормозит проявления собственной силы с помощью определённых движений, а внутренняя непроизвольная волна энергии сопровождается ощущением паники, поражения, стыда и вины. Дыхание может замирать, а челюсти сжиматься. Сила может не переходить в движение. Осознав всё это, клиент получает возможность пережить своё рождение по-новому, например: восстановить дыхание, полностью завершить начатое движение и др. Цель во всех случаях – не застревать в болезненных переживаниях прошлого, а, получив и осознав этот опыт, двигаться дальше, по ту сторону боли, осваивая новые пульсирующие и волнообразные движения
 
В постнатальном периоде переход от горизонтальной к вертикальной позиции также начинается с головы. Ребёнок тянет головку вверх, а ногами отталкивается от земли. В процессе терапии можно помочь клиенту пройти все этапы роста и «выпрямления»: сначала просто лежать на животе, потом приподнимать голову, устанавливая горизонтальный контакт глазами; затем то же самое, но приподнимаясь на руках; встать на четвереньки, затем сесть на корточки ( эмбриональная поза с поддержкой снизу ) и, наконец, подняться на ноги.
 
Между позами лёжа на спине и лёжа на животе существует огромная разница. Поза на спине более открытая, передняя поверхность тела более чувствительна, уязвима, непроизвольные движения возникают легко. Она много даёт в зрительном отношении, т.к. клиент открытыми глазами смотрит вверх, в пространство, видя ночное, голубое или облачное небо. Можно также увидеть световые пятна в атмосфере, описанные Райхом. Можно увидеть и просто потолок, на который дети часто проецируют образы и узоры. При закрытых глазах часто возникают грёзы и фантазии. Ночные кошмары у детей тоже связаны с засыпанием на спине. Эта поза даёт ощущение растворения границ, причём восприятие и телесные ощущения обостряются.
 
Эмбриональная поза на боку даёт успокоение, как во сне, так и при истерических приступах с углублённым дыханием. Она помогает уйти из контакта с окружающим миром, позволяет получить внутренние ресурсы. Герда Бойесен называла эту позу «позицией поляризации». Терапевт может помочь клиенту успокоиться, давая поддержку со спины в двух местах проекции чакр, например, положив руки на крестец и затылок. Лёгкими движениями рук терапевт как бы подчёркивает дыхание клиента.
 
Поза «лёжа на животе» помогает сохранить самоосознавание. Ребёнок достаточно защищён, нет риска захлебнуться воздухом или водой. Уязвимая передняя поверхность тела закрыта, при этом расслабленное тело ребёнка получает поддержку. Если он лежит на плоской поверхности, например, на полу, развивается его способность поддаваться гравитации, сохраняя при этом контакт с собственным центром. В такой позе не получится бездумно смотреть в небо или надолго погрузиться в себя. Но именно из этой позиции ребёнок, приподнявшись на предплечьях и локтях, впервые фокусирует взгляд на близлежащих предметах и начинает осваивать мир. Базовое состояние заземления формируется, когда ребёнок лежит ничком. В дальнейшем на этой базе строится способность ползать на животе и четвереньках, стоять и ходить. Переход от горизонтального мира к вертикальному – одна из самых значительных перемен в нашей жизни.
 
В терапевтической работе смена позиций может породить поток новых ощущений и целый спектр давно похороненных чувств. Миры детства заперты в привычных мышечных паттернах, которые мы освоили, приспосабливаясь к силе тяжести, одновременно сжимаясь и противодействуя собственным естественным ритмам.
Предлагая клиенту двигаться медленно и расслабленно, осознанно переходя от позы к позе и от состояния к состоянию, мы получаем доступ к естественной йоге тела. Тони Крисп, работая с осознанным движением в своём ашраме в Девоне, пришёл к выводу, что традиционные йоговские асаны есть ничто иное, как результат систематизации спонтанных экспрессивных движений (7). Стенли Келеман научил меня вызывать глубочайшие перемены внутренних ритмов, мышечного тонуса, телесных ощущений и даже образа себя через минимальные изменения позы тела. Разумеется, речь не идёт о механическом выполнении упражнений. Это глубокое переживание, которое клиент получает в контакте с другим человеком, когда терапевт помогает ощутить и выразить вытесненные чувства.
 
Поза «сидя на корточках» может помочь прийти в контакт с сильным чувством вины, отвращения, презрения, а также с агрессией, силой и уверенностью в себе. Развитие моторных навыков и регуляции выделительной системы в раннем возрасте идут параллельно. Человек, научившийся сжимать ягодицы и анальный сфинктер в результате нерешённых конфликтов в определённом возрасте, скорее всего, испытывал трудности, осваивая ходьбу и стояние без поддержки.
 
Множество напряжений в теле группируется вокруг страха падения. Если человеку трудно упасть, ему обычно бывает и трудно влюбиться. Райх связывал страх падения с оргазмической тревогой, поскольку в обоих случаях в основе лежит сжатие как сопротивление удовольствию.
У взрослых страх падения живёт в запертых коленях, напряжённых ягодицах и лодыжках, проявляется в общей ригидности тела. У Лоуэна есть много упражнений, направленных на осознавание мышечных напряжений, вызванных страхом падения. Групповой опыт, когда человек позволяет себе упасть, а вся группа его ловит, не только помогает построить доверие, но и даёт возможность телу осознать и реорганизовать свои энергетические потоки.
 
Ходьба является ещё одной дверью к изучению собственных процессов, а именно процесса заземления и получения опор. Ходьба – это управляемое падение. Делая шаг вперёд, мы выводим тело из равновесия, и оно начинает падать. Мы немедленно выносим ногу вперёд, что останавливает начавшееся падение. Когда другая нога начинает движение, тело снова начинает падать и процесс повторяется. Человек со страхом падения лишён возможности ходить свободно, получать удовольствие от самого процесса ходьбы. Он всегда идёт «куда-то».
То, как человек садится, также даёт много информации. Простейший пример: клиент ложится на спину, расслабляется, получает поддержку и начинает глубоко дышать. Затем его просят медленно сесть, оставаясь максимально расслабленным, и поддерживать себя самостоятельно в позиции сидя. В большинстве случаев дыхание неосознанно замирает. Для этого нет никаких физических причин: с точки зрения тела свободно дышать сидя ничуть не сложнее, чем стоя или лёжа.
 
Всё дело в том, что подъём из горизонтального положения в сидячее ассоциируется с переходом к более взрослой социальной роли, менее «животной» и, следовательно, более контролируемой и отвечающей требованиям окружающих. Аналогично «вставание» для многих означает напряжённую подготовку к контролированию внешнего мира и связанному с контролем поведению.
Новые навыки стояния и ходьбы дают людям глубокие переживания, связывая их с прежде подавляемыми проявлениями жизни. Мы должны помочь им реорганизовать своё тело и начать в нём жить по-новому, например, встать, как первый раз в жизни, и пережить восторг победы и весь накал жизненной энергии, связанной с этой позой. В таком состоянии человек может обливаться потом, просто стоя на месте; в теле появится мягкая пульсация или сильная вибрация. Дело в том, что освобождается большое количество запертой в мышцах энергии, и её хватает для питания всего организма.
 
Ходьба «как первый раз в жизни» даёт возможность клиенту делать дальнейшие шаги, например, исследовать собственную тревогу, переживать её усиление и ослабление, не сжимаясь в комочек и не разваливаясь на части.
Такие простые действия, при тактичной поддержке терапевта, помогают человеку ощутить поток жизни, контакта с которым он обычно лишён. Он переживает трансформацию и выглядит преображённым. Затем он начинает менять себя и свою жизнь.
Стенли Келеман познакомил меня с концепцией воображаемого тела. Это потенциальное тело, чьё проявление блокировано напряжениями и привычными паттернами. Человек, узнавший вкус жизни за пределами сковавшей его структуры, получает возможность меняться. Воображаемое тело указывает направление трансформации. Необходимо проживать этот опыт снова и снова в контексте терапевтической работы, прежде, чем воображаемое тело станет реальным телом ожившего человека.
 
Здесь мы говорим не о катарсисе и отреагировании, а об опыте интеграции и формировании себя в работе с чувствами, дыханием и контейнированием. Мы говорим о терапевтическом методе, затрагивающем самые основы человеческого бытия. Целью истинной терапии, а также истинных духовных учений, является глубинное воссоединение человека с самим собой.
 
 
 
 
Сеансы танатотерапии из первых рук!

Если у Вас есть желание пройти сессию танатотерапии у сертифицированного специалиста-танатотерапевта, то:
в Москве Вы это можете сделать у следующих лиц:
 
  
 
И другие...
 
в Екатеринбурге
 
Забродина Валентина Сергеевна - Психолог, специалист по социально-психологической реабилитации, сертифицированный танатотерапевт-практик
 
 
в Минске (Белоруссия) :
 

 
 
 
В других городах Вы сможете пройти сессию танатотерапии, обнаружив такого специалиста в разделе «Персоналии» данного сайта. Во всех остальных случаях – пишите нам. Успехов!
New!

 
 
 
 
 
 
Семинары, тренинги, конференции

  
13-15 октября 2017 г. в Новосибирске - Семинар ТАНАТОТЕРАПИЯ® базовый
 
16 октября 2017 г. в Москве - КЛУБ ТАНАТОТЕРАПИИ
 
 
 
 
15-17 декабря 2017 г. в Новосибирске - Семинар «Телесная психотехника»
 
 
 
 
23-25 марта 2018 г. в Москве - Семинар «Ритуалы перехода»
 
 
 
1-3 июня 2018 г. в Новосибирске - Семинар «Ритуалы перехода»
 
Новые статьи

 
 
 
 
 
 
 
 
 
Читать все:
 
21 ноября 2014 года на телеканале «Юрган» выступил танатотерапевт Александр Тимакин
21 ноября 2014 года на телеканале «Юрган» выступил танатотерапевт Александр Тимакин
 
 
Недавние события

 
 
22-24 сентября 2017 г. в Москве - В.Баскаков. ТЕЛЕСНАЯ ПСИХОТЕХНИКА (1 цикл)
 
 
 
 
 
 
 
12-14 мая 2017 г. в Москве - Семинар «Ритуалы перехода»
 
 
 
На главную страницу На предыдущую страницу На начало страницы